Ревность

Начали с группой проходить важные выводы из аксиоматики йоги и одна из первых тем — «Ревность».

Много лет над этим размышляла, наблюдала и так и этак и, вот, сошёлся пазл. Изложу здесь своё мнение.

На днях в лекции по психологии отношений услышала предложение от лектора, в шутку, попробовать не зевать. Я не зевала лет 20, будучи маленькой очень испугалась учительницы, которая сильно отругала одноклассника за то что тот зевнул на её уроке. Тогда я себе сказала: » не буду больше зевать.» И не зевала, пока не попала на актерский тренинг к Елене Морозовой, и там, в полумраке, за нежными телесными практиками по раскрытию таза, я услышала её ласковый шёпот, что зевать полезно, так организм освобождается, очищается, расслабляется. С тех пор я снова зеваю, особенно перед выходом на сцену или важными мероприятиями. И с каждым новым зевком я чувствую, как энергия просыпается и высвобождается.

Так же, на мой взгляд, и с ревностью. Этот механизм уходит глубоко-глубоко в древние инстинкты, там где МЗПР и много ещё всего, знания о чем современная цивилизация утратила. Да, мы можем разумом поставить это под контроль. Но не много ли нынешних проблем от того, что техногенная цивилизация влезла заскорузлым пальцем разума в святая-святых, в нашу сексуальность? Почему трактаты, использующие энергию сексуальности для духовного развития, появляются лишь в Средневековье? Скажите, «ухудшение, уменьшение самоосознанности», да, а может раньше эти процессы, связанные с сексуальностью были настолько естественны, что не требовали регламентации? Вы знаете, что слово «религия» появилось в обиходе аж в 17-18 веках? Re-ligare — восстановление утраченной связи. А до этого, что было? А может не было религии, не было утраченной связи, поэтому и восстанавливать нечего. Скажите, человеку X века, что он религиозен. Решит, что вы хулу на него наводите.

Возвращаясь к ревности, да, мы можем себе запретить это чувство, объяснить, воззвать к разуму, но тем самым мы заблокируем силу. Для мужчин это особенно остро, и так современная цивилизация убивает в нас звериное, делает нас рафинированными. Но почему мы организуем целые движения по защите бенгальского тигра, а тигра в себе мы нещадно убиваем? А потом получается, что с одной стороны несчастные феминистки, которые вынужденны бороться, т.к. ощущают нехватку, а с другой очень умные и рафинированные мужчины, которые заняты проблемами защиты сексуальных меньшинств, хотя эти проблемы максимум лет на 70, а потом это канет в Лету, тогда как дети и продолжение жизни вечно!