Йога – это когда всё идёт так, как должно быть. Интервью с Олегом Садхака

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - ytb.png

Смотреть видео

Здравствуйте, друзья! Меня зовут Марина Марси. Это виртуальная студия Открытого Йога Журнала. У нас сегодня в гостях студент Международного Открытого Йога Университета из Санкт-Петербурга Олег Садхака. 

— Привет, Олег!

— Здравствуй, Марина!

Расскажи о себе, чем ты занимаешься, что интересного мы можем узнать о тебе, как о личности, связанной с йогой?

— Я работаю в нефтяной отрасли, связанной с бурением. Наша компания занимается проводкой скважин. Первое образование у меня радиотехническое. После института, долгих мытарств 90-х годов, я устроился в контору, которая занималась разработкой оборудования для нефтяной отрасли. Когда я начал интересоваться зачем, почему и как, мне сказали: «Голову не морочь, иди выучись, получи второе образование и тогда будешь всё понимать». Я выучился, потом мне понравилось работать, используя непосредственно то оборудование, которое мы разрабатывали. Так я стал вахтовым работником. Здесь в плане физической активности всё очень печально, занимает она расстояние максимум от рабочего вагончика до столовой, потом до спального вагончика. Я как-то замерял, бывает, за месяц нахаживаешь километра четыре. Поэтому встал вопрос о том, как же компенсировать эту низкую физическую активность. Плюс начались проблемы со здоровьем от такой работы, хотя работа мне очень нравится, я её очень люблю. 

В результате долгих поисков, чем же лечиться, как же компенсировать, я сначала ходил на фитнес-йогу в зал. Но жизнь меняется, мне пришлось сменить дислокацию, и я попал на очень хорошего учителя, который дал мне толчок к более глубокому развитию в йоге. В дальнейшем мне пришлось сменить дислокацию по-крупному: раньше жил в Томске, а затем мы с семьёй перебрались в Санкт-Петербург. Произошёл разрыв с учителем, я привык, что он всегда рядом и всегда можно что-то спросить, можно прийти к нему на занятие. Но когда рядом – всегда не ценится. И тут я начал листать интернет и нашёл объявление о том, что в Международном Йога Университете набирается группа по подготовке преподавателей йоги. Я полистал, почитал отзывы, посмотрел, что даётся достаточно интересная теоретическая подготовка. Как ни странно, я очень легко поступил, учился на подготовительных курсах и вот сейчас уже заканчиваю обучение. А на данный момент я веду занятия в Санкт-Петербурге. Одно цепляется за другое, происходят какие-то изменения. Так, в 2014 г. тоже приехали люди из Томска, которые жили в Праге. Когда вмешалась политическая ситуация, они  вернулись в Россию, решили организовать свой зал и позвали меня. Основное направление у них было — йога в гамаках. Тем не менее народ интересовался Хатха йогой, и они сказали: «Раз ты готовишься, давай-ка, уже начинай преподавать». Я думал, что не очень скоро мне это придётся делать, потому что режим работы у меня месяц через месяц, а люди очень не любят такие эксперименты. Они привыкают к преподавателю, если его находят, и месячные перерывы для многих не подходят. Но тем не менее занятия я веду.

Я так понимаю, ты вообще не планировал преподавать йогу, ты изучал её для своего здоровья, для себя? 

— Один из пунктов, который меня зацепил, когда я читал приглашение на йога-курсы, что это дополнительная специальность. Я всегда за то, чтобы что-то в запасе было. Когда есть возможность, всегда стараюсь ею пользоваться. Что касается преподавания, я не говорил, что никогда в жизни не выйду преподавать. Я думал, что это возможно, но не ставил это основной задачей. Может быть, не в потоке, не по расписанию, а так, что один-два человека посмотрят на меня, спросят: «Расскажи, как ты это делаешь?», — и я тогда буду рассказывать. Но всё идёт по-йоговски — так, как оно идёт, потому что по-другому оно идти не может. 

— А есть запрос от людей? Как твои группы собираются? Ты занимаешься рекламой, своим продвижением?

— Я сейчас занимаюсь рекламой. Петербург — город очень избалованный, здесь очень много разных школ, много преподавателей совершенно разного уровня. У людей, с которыми я общаюсь, стаж преподавания начинается от 10 лет, и на их фоне я чувствую себя не вполне уверенно. Но тем не менее есть люди, которые ходят «на меня», их немного. Есть люди, которые приходят и говорят: «Ах, вы уезжаете, очень жалко. Мы хотели бы с вами заниматься, но такие перерывы мы себе не можем позволить». Они приходят, уходят. Опять же, согласно нашим Афоризмам преподавания, если человек пришёл к тебе меньше, чем сто восемь раз, можешь считать, что к тебе никто не приходил. Я к этому спокойно отношусь.

А своим продвижением я занимаюсь так, как на первых курсах проходили: напечатал себе визитки, везде их разбрасывал. На данный момент я стараюсь всё-таки освоить таргетинг, то есть работу через социальные сети. Это имеет такой большой плюс, побочный эффект, потому что приходится писать статьи, это дисциплинирует речь. Сейчас я больше работаю в Инстаграм. Он интересен тем, что там ограниченное количество знаков, и приходится мысль долго оттачивать. Ты хочешь сказать что-то и должен это в минимальное количество знаков уложить, причём так, чтобы человек, прочитав заголовок, не бросил читать, не начал рассматривать картинки, а чтобы одно цеплялось за другое, чтобы оторваться было тяжело. Не знаю, насколько это мне удаётся, но, когда я начал заниматься Инстаграмом серьёзно, у меня, опять же цифры, может, для кого-то смешные, но я считаю это своим успехом, аудитория подписчиков выросла со 170 до 430. Хотя я анализировал свою аудиторию, на меня больше ходят люди, близкие мне по возрасту, с ними надо работать Вконтакте. Но Вконтакте мне неинтересно работать, Инстаграм более мобильный. Сейчас происходит разрыв между тем, чем хочется заниматься, и тем, чем надо бы. Но надеюсь, что я этот перекос устраню. 

— Как твои знакомые и друзья воспринимают твоё увлечение йогой? Не считают ли они, что это для женщин, что для мужчин это не подходит? Как ты сам к этому относишься? 

— Да, очень часто я сталкиваюсь с таким отношением, что йога — это для женщин. Но здесь, я считаю, больше маркетинга. Учитель, который меня Йоге с большой буквы «Й» начал учить, мужчина. Ему на данный момент 65 лет, его младшему ребенку 4 года. Разрыв между тремя последними детьми у него по году, его жене на данный момент 35, по-моему. У него очень хорошее медицинское образование, он был практикующим хирургом, и очень много к нему приходит людей именно с целью реабилитации. Я сам наблюдал когда-то: пришёл человек из силовых структур и начал ему объяснять, что это же для девочек — вытянуться, растянуться, — а учитель ему дал пару каких-то простых упражнений, именно на силу. И этот человек их сделать не смог. Тогда учитель позвал маленькую спортивную девочку и сказал: «Покажи, как это делается». Девочка легко это всё показала. У мужчины стали большие глаза, он сказал: «Да? Это вот так вот работает?» Он ответил: «Да! Это работает именно так». Вся Йога, а я йогой считаю не только Хатха йогу или то, что дают в зале, — это и цигун, и ушу. Всё то, что приводит к управлению энергией через освоение своего тела, я называю йогой.

Что касается коллег, которые смотрят на меня, изначально был скепсис. По моим наблюдениям, когда в йогу приходит мужчина, значит, у него что-то случилось, прозвенел какой-то звоночек. Когда я пришёл на занятия, я весил 120 килограммов. У меня было много всяких проблем: с коленями, спиной. Но когда они видят, как я меняюсь, скепсис их немного уменьшается. Людей, которые приходят ко мне в зал, я предупреждаю, что я не считаю себя гибким, у нас занятия больше для начинающих. Они видят, что я могу сделать, не будучи гибким. Это какое-то впечатление на них производит, и, по крайней мере, они видят вектор, в котором надо двигаться.

— Как ты считаешь, занятия для начинающих — это единственный уровень, на котором можно преподавать? Или всё-таки есть такой контингент, который интересуется более глубоко йогой и понимает, что это длительный процесс самопознания? 

— По моим наблюдениям и ощущениям, каждый преподаватель йоги приходит со своим пониманием, что такое Йога. Учитель — это человек, который что-то познал и попытался это объяснить. И есть разрыв между тем, что это было на самом деле, что он познал, и тем, что он попытался тебе объяснить. Вторая степень — ты сам что-то понял, что-то внутри себя переработал и дальше пытаешься передать людям. Пропускание этих знаний через себя строго индивидуально. Потому что у каждого человека своя кармическая история. Есть преподаватели, к которым если человек пришёл, они начинают с того, что год ведут его через курсы для начинающих, призывая забыть всё, что он знал до этого момента. Собственно, как и у нас в МОЙУ говорится. Стиль, в котором я преподаю, предполагает, что вместе занимаются и люди, которые уже продвинулись хотя бы в физическом плане, и в то же время может прийти человек с улицы, и я и для него найду занятие, и ему тоже будет интересно, а рядом будет практиковать продвинутый практик. И всё это в рамках одного занятия.

— А за счёт чего человеку начинающему и тому, кто уже продвинулся глубоко, будет интересно на одном и том же занятии?

— Есть такой афоризм, не из нашей школы, но очень он мне нравится: «Асана — это застывшее движение». То есть в асане нет точки фиксации, асана всегда предполагает развитие. Если мы занимаемся физическими йогами, то у нас всё тело работает. Как говорит мой учитель: “Если вы расслабили руку, значит, она вам не нужна, отдайте её мне, я найду ей применение”. 

Два человека рядом выполняют одну и ту же асану: одного ты можешь углубить и дать ему направление уже для работы с энергией. Он глубоко ушёл и почувствует эту энергию. В то же время другой,  стоящий рядом, может осваивать только подходы к асане. Это то, что называется в спортивном мире “методологией” — такие методы тренировок, которые позволяют работать всем. 

— Мне интересен ещё такой вопрос: ты принадлежишь к какой-то религии? Тебя крестили в детстве?

— Родители у меня были коммунисты и коммунистами остались до самой своей смерти. Они были атеисты, поэтому я не крещённый. В сознательном возрасте я стал, как мне кажется, агностиком. То есть ты понимаешь, что что-то есть, но зачем это называть? Всё это, как я считаю, находится внутри. В любой религии есть какие-то моральные императивы, которые в долгосрочной перспективе выгоднее соблюдать. Я придерживаюсь такой концепции. И стараюсь, как всякий йог, придерживаться ямы и ниямы. Соблюдать их полностью крайне сложно, особенно не уходя из социальной жизни, но стараюсь их придерживаться и минимизировать свои нарушения, соблюдать Первый и Второй принципы, с которыми я познакомился в МОЙУ. 

— Расскажи, пожалуйста, для наших читателей подробнее что это за принципы?

— Первый принцип — это принцип непричинения вреда ни одному живому существу, но с важным дополнением: если это не противоречит моему долгу. То есть если мой долг требует причинять вред каким-то живым существам, я буду его причинять, но ровно в тех рамках, которые требуются для выполнения моего долга, то есть я не буду наслаждаться насилием. И Второй принцип — это, как я его называю, принцип благоразумия. Я не буду вовлекаться в какие-то дела, которые не приведут меня к моим целям, которые я себе поставил в обычной жизни и в практике. Этими двумя принципами я и стараюсь руководствоваться. Они, в общем-то, при достаточно глубоком анализе, при медитации на них, приводят к известным заповедям.

— Как ты считаешь, люди, принадлежащие к какой-то религии, могут практиковать йогу, изучать её, или есть какие-то ограничения? В Йоге же много разных трактатов, связанных с богами.

— Моё мнение: если какая-то религия не даёт тебе заниматься саморазвитием, то это не религия, а секта. Все ортодоксальные религии, которые прошли испытание временем — буддизм, ислам, католичество или православие — не противоречат саморазвитию. Наоборот, даже поощряют. Во всех религиях были перекосы, потом всё это выровнялось. Нет никаких противоречий, если относиться к этим божественным писаниям, как к аллегориям, которых полно что в Коране, что в Библии, что в буддийских притчах. Несмотря на то, что я читал Коран, читал Библию, всё-таки православная концепция мне ближе. Тору я не читал, но поскольку Тора — это Ветхий Завет, то там тоже всё аллегорично. Нет у меня представления о том, что какая-то религия может запретить тебе что-то. Понятно, что, если ты напишешь на себе «Я — Бог», наденешь оранжевую одежду, будешь везде ходить, петь «Харе Кришна» на православном молебне, то тебя просто неправильно поймут. Но такие перекосы, то есть фанатичные последователи, есть в любой религии. Есть даже такая пословица: «Нет никого более правоверного, чем неофит», то есть человек, который только вступил в религию, становится настолько уж последовательным в религии, что всем, кто рядом живёт, становится страшно, если всё делается с фанатизмом, без ума.

— А йога — это всё-таки индийская система самопознания? Чьё это изобретение?

— Я думаю, что это общечеловеческое изобретение, просто оно было адаптировано разными культурами к каждому конкретному региону. Мы мало знаем, например, об индейцах Америки просто потому, что у кого-то письменности не было, а кого-то целенаправленно уничтожали. Повторюсь, я к йоге отношу ушу, цигун, другие такие системы, которые приводят к управлению энергией через работу с телом. Есть такие славянские практики «Здравы Перуна», «Здравы Стрибога» — эти книги  есть в интернете в свободном доступе, и там тоже строгая инструкция, как работать с телом, чтобы чего-то получить. Я считаю, что у каждой культуры есть что-то подобное, например, у северных народов шаманские пляски. Мы такого же эффекта добиваемся нашей Крия йогой. Вход в трансцендентное состояние через повторяющиеся действия в определённом ритме.

Большинство преподавателей, с которыми я сталкивался, не ограничиваются «Хатха Йога Прадипикой» или «Гхеранда Самхитой», или какими-то инструкциями, а начинают изучать вопрос широко, то есть кто-то ходит на цигун, кто-то на ушу. Это всё даёт большее развитие, быстрейшее продвижение, не только на физическом плане, но и на духовном. Это вопрос терминологии, вопрос подходов, как это реализовать. Отличие между ними ровно такое же, как между католическим христианством и православным. Это вопрос ритуалов, формы одежды, времени практики. Основная концепция: работай с телом — получишь изменения на всех уровнях.

— А насколько важно в йоге иметь Учителя, какое-то посвящение принять? Как ты к этому относишься?

— У нас это называется парампара — линия преемственности. Поскольку так получилось, что я нашёл учителя, но я не получил от него никакого посвящения, как в кино показывают, прикоснулся ко лбу: «Да пребудет с тобой сила!» Никаких таких ритуалов не было, просто я позанимался какое-то время, потом уехал. Мне бы хотелось, чтобы нашёлся учитель, который бы мне передал посвящение, и я бы потом кому-нибудь его передал. Но тем не менее это ничему не мешает. Можно ждать посвящения, но работать над собой нужно непрерывно. Посвящение придёт или не придёт — на твою работу это не должно никак влиять.

— Спокойно работаешь с собой и ждёшь посвящения, да?

— Здесь то, что называется «Ишвара пранидхана» — положись на волю Всевышнего. Если это произойдёт — оно произойдёт. Если нет, то не произойдёт. Но ты должен сказать: «Я сделал всё, что от меня зависит, всё будет так, как будет». Потому что по-другому быть не может. Посвящение я представляю себе так, что, хотя бы это слово должно прозвучать. Мне всё-таки хотелось бы, чтобы это было какое-то чётко обозначенное слово или действие, то есть это ритуал должен быть. Здесь я не эксперт, могу быть не прав. 

— А как ты относишься к семье, к детям? Должен ли йог создавать большую семью?  Как у йогов принято к семье относиться?

— Поскольку я сам рос в большой семье, нас трое было у родителей, то я хотел бы, чтобы у меня тоже была большая семья. Но всё идет так, как идёт, и по-другому идти не может. Я вижу разные подходы. С тех пор как в Питер переехал, очень много посещал различных мероприятий. Как правило, йоги, глубоко погружённые в практику, имеют семью, очень хорошо относятся к детям. Это очень крепкие семьи, где муж и жена разделяют практики друг друга и стараются в этом ключе воспитывать детей. Хотя встречаются и другие случаи, когда жена тщательно скрывает от мужа, что она практикует йогу, потому что он считает это либо бесовщиной, либо женской придурью. Наоборот тоже бывает. Я хожу на занятия к инструктору-девушке, которая считает, что заводить семью ни в коем случае нельзя, это очень мешает практике. Но йога за свободу, каждый свой стиль практики выбирает сам, ни на чём не настаивает, ничего не запрещает. Я солидарен с мнением нашей школы: подготовь себе место, чтобы перерождаться, а потом уже можно заниматься глубокими практиками.

— Ты имеешь в виду рождением детей «подготовить себе место»? 

— Да, вырастить своих детей, дать возможность кому-то вырастить детей. У кого какая карма. Это убеждение я разделяю, целиком его поддерживаю и стараюсь придерживаться этой линии.

— Йога — это многогранное искусство управления собой. Есть ли в йоге какие-то инструменты, которые позволяют глубже понимать, как себя проявлять мужчине как мужчине, женщине как женщине?

— Масса инструментов есть. Сейчас это всё больше развивается, есть чисто женские практики, есть Тантра. Материалов очень много. Другое дело, что практиковать это надо очень осторожно, во всём должна соблюдаться техника безопасности. Не можешь согнуться — не гнись, дойди до своего предела. Это что касается физической йоги. Не можешь ты сейчас с партнёром что-то такое глубокое практиковать, и я не про физический контакт, а про духовный — остановитесь там, где сейчас есть. Дальше пробуйте, штурмуйте этот рубеж. Не знаю, повезло мне или не повезло, но пока мы с женой практикуем вместе. Я не скажу, что это прямо так благостно, но и сковородки друг в друга не запускаем (Смеётся), подходы какие-то ищем.

— Действительно, важна свобода, каждый человек для себя сам решает, какой подход выбрать. Скажи, что для тебя такое «благодарность», и кого ты хотел бы сегодня поблагодарить? 

— Простой вопрос, на который можно сесть и на два часа закатить лекцию. И потом сказать, к сожалению, времени было мало, тему я не раскрыл. Благодарность — это чувство, которое должно быть присуще каждому человеку. Благодарность миру за то, что ты проснулся, родителям, за то, что они дали тебе эту жизнь, благодарность Богу, Абсолюту за то, что сотворил этот мир, в котором мы вот так вот все поместились. Как бы мы к этому ни относились, живём мы достаточно комфортно, могло быть намного хуже. 

Кого бы я хотел поблагодарить? Прямо сейчас я хотел бы поблагодарить всю свою группу. Дело в том, что моей подопечной нужна была помощь, и когда я обратился к моей группе, все очень активно откликнулись. Даже люди, которые в академический отпуск ушли, оказали помощь. Благодаря этому человек сдал экзамен и выражал большую благодарность. У нас очень хорошая группа, так изначально повелось, Бхава-4: Светлана Веда — наша староста, Ната Нави, Настя Нараяни, Олег Атма, всех их благодарю, всем им большое спасибо! 

— Спасибо, Олег! И напоследок прошу тебя пожелать нашим зрителям и читателям что-то от себя, что ты считаешь актуальным в данный момент.

— Я могу сказать только одно. Мне кажется, учёба в МОЙУ достаточно проста, но тем не менее бывают моменты, когда ты говоришь: «А зачем оно мне всё надо? Вот бы эту тетрадку вместе с ковриком закинуть куда подальше». Но эти моменты пройдут, а знание, которое ты здесь получишь, останется с тобой. Поэтому не бросайте учёбу! Принцип «Наметил-сделал» здесь должен быть как нигде и как никогда очень сильным. Доучитесь до конца, а потом говорите, что это зря потраченные годы. Я уверяю вас, что так не будет.

— Спасибо тебе большое! А я напоминаю, что у нас в гостях был Олег Садхака, студент 4 курса Международного Открытого Йога Университета. Меня зовут Марина Марси. Все вопросы к нашему гостю или любые комментарии можете отправлять на электронный адрес openyogajournal@gmail.com

Интервьюер: Марина Марси

Набор текста: Наталья Колесникова

Редакция: Мария Гаятри, Елена Лакшми, Ольга Белоус, Евгения Агни, Насогма

Главный редактор: Анастасия Андрейченко

Куратор проекта: Керигона

Автор:  

Открытый Йога Журнал — проект Открытой йоги. Проект существует с 2015 года. Из трёх человек, стоящих у его истоков, команда значительно выросла и теперь в ней трудятся уже более 30 человек, не считая многочисленных авторов. Статьи написаны студентами и вольными слушателями Открытой Йоги. В них затронуты темы, изучаемые в МОЙУ, и раскрыты они максимально простым языком с жизненными примерами, цитатами великих личностей и определениями из различных областей деятельности. Журнал непрерывно расширяется. Если Вы хотите поделиться Бхавой и своими открытиями в йоге, а также если у вас есть предложения и любые вопросы, пишите по адресу: OpenYogaJournal@gmail.com

Добавить комментарий

Вход через:



Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *