«Йога-Сутры» Патанджали с комментариями В.Опенйога. Глава II, аф.1-13.

photo vadim
Автор: Вадим Опенйога

Адрес: Международный Открытый  Йога

Университет (openyogaclass.com)


Краткое описание :

«Йога–Сутры» Патанджалии «Вьяса–Бхашья» Комментарии Вадима Опенйога к тексту «Йога–Сутры» Патанджали. Глава II. О способах осуществления [йоги]. (аф. 1–13).

Аудио, видео и текст лекции принадлежат: Открытому Йога Университету в городе Москве (Школа йоги традиции Анандасвами). Вы имеете полное право копировать, тиражировать и распространять материалы этого сайта, желательно делайте ссылку на наш сайт www.openyoga.ru

Нажмите здесь чтобы скачать аудио:

Скачать аф. с 1 по 5. MP3 Web 32кб/с, 20,3 Мб
Скачать аф. с 6 по 9. MP3 Web 32кб/с, 15,1 Мб
Скачать аф. с 10 по 16. MP3 Web 32кб/с, 20,3 Мб

Нажмите кнопку play (►), чтобы слушать или смотреть лекцию на этой странице, (׀׀) — пауза.

Аудио:

аф. с 1 по 5.

аф. с 6 по 9.

аф. с 10 по 16.

Основной текст лекции.

Глава II О способах осуществления [йоги].

Ученик читает:

Комментарий Вьясы: [Выше] была рассмотрена йога [адепта, обладающего] сконцентрированным сознанием. Как может быть связано с йогой такое сознание, [которое пребывает] в возбужденном состоянии? [С разъяснения этого] и начинается данная [глава].

1. Подвижничество, самообучение, упование на Ишвару есть йога действия.

Комментарий Вьясы: Не может осуществить йогу тот, кто не предается подвижничеству 1. Нечистота [сознания], окрашенного не имеющей начала бессознательной предрасположенностью к деятельности и аффектам, [эта нечистота], на которую наброшена сеть [образов] чувственных объектов 2, не может быть устранена помимо подвижничества. И в этом [устранении] состоит польза подвижничества. Такое [подвижничество], не препятствующее чистоте сознания, полагается тем [средством], к которому и должен прибегнуть йогин. Самообучение — это повторение очистительных [мантр] — первослога [Ом] и других 1, а также изучение шастр, [трактующих] об освобождении. Упование на Ишвару есть [жертвенное] посвящение всех действий Высшему Учителю или же полный отказ от плодов подобных (действий]. Это и есть йога действия, (предназначенная]… Ученик: и дальше второй афоризм…

Комментарий Вадима Опенйогаа: Давай на первом остановимся. Еще раз его прочти.

Ученик:

«Подвижничество, самообучение, упование на Ишвару есть йога действия».

Вадим Опенйога: Подвижничество… Иногда слово «подвижничество» надо понимать как самообуздание, самоаскетизм. Мы рассматривали много раз эту тему. Настало время рассмотреть ее в связи с трактатом Патанджали.

Ученик: Подвижничество – это именно аскетизм или, может быть, другие какие-нибудь практики?

Вадим Опенйога: Да, подвижничество подразумевает то, что ты выполняешь некие действия – подвиг духа, когда ты держишь в узде свое тело, свои желания, свои чувства. Не даешь им проявляться.

Чем отличается от йогина обычный среднестатистический бюргер, которого мы рассматриваем? В той или иной степени он потакает своим желаниям, то есть он лелеет свои чувственные наслаждения. Это для него «священная корова», вокруг которой он пляшет: чтобы все вкусовые рецепторы были правильным образом удовлетворены, чтобы какие-то другие моменты в жизни, развлекающие его, были выполнены. И фактически если он что-то делает, то по большому счету он делает это от необходимости продлевать комфортное состояние.

Это не новая политика поведения и жизни — достаточно старая.

Но когда ты начинаешь потакать своим желаниям, рано или поздно желания начинают играть с тобой злую шутку: они начинают над тобой властвовать. И даже сама угроза того, что ты не будешь получать того или иного комфорта, того или иного наслаждения, устрашает.

Причем, здесь имеется в виду не какое-то острое наслаждение, а каждодневное, в какой-то небольшой пропорции. Например: хочу, чтобы у меня была новая машина, хочу, чтобы у меня была не хуже, чем у других; хочу, чтобы было так-то и так-то. И в результате человек становится рабом желаний. В результате все его действия исходят из того, чтобы это желание выполнилось. Это такая базовая функция, базовый момент, как поле, а все остальные действия человека направлены всего лишь на выполнение этого.

Это очень смешное явление и с другой стороны опасное. Иной раз человек может быть вовлечен в какую-то очень большую деятельность для того, чтобы какая-то мелочь в его желаниях исполнилась. Он идет на страшные затраты, он меняет весь свой образ жизни, а в результате спроси его: «К чему ты стремишься?» – и послушай ответ…

У Чехова есть рассказ «Крыжовник». Был человек, который мечтал, чтобы у него была своя дача, где бы рос крыжовник. Это для него представлялось высшим счастьем. Он представлял, как будет сидеть там и у него все будет хорошо. Он какую-то картинку себе нарисовал ментальную, а потом фактически вся его жизнь шла на выполнение этой ментальной картинки. Он не спал, не кушал, работал — в общем, все его действия были подчинены этой цели. В результате он добился своего, но когда это пришло, вдруг с ужасом он понял, что это «не то».

Точно так же и мы все. Мы хватаемся за внешнее проявление чего-то: «хочу, чтобы у меня джинсы красивые были» или что-то другое. Это нормальное желание, ничего плохого в нем нет. Но это как триггер такой, как установка. Я сказал: «Хочу, чтоб было!» И желание уходит на второй план. А потом 99% усилий идет на осуществление этого. И мы невольно превращаемся в рабов своих желаний. Мы тратим наше драгоценное время, энергию, усилия на выполнение этого желания. Мы потакаем своим желаниям.

Рано или поздно мы оказываемся, как в сетях: одно, второе, третье желание нас держит, и мы тратим все-все-все свое время, чтобы это поддерживалось в балансе. В результате все эти наши желания, как воры, разворовывают всю нашу энергию.

Помнишь, как Гулливера в стране лилипутов маленькими-маленькими веревочками привязали, и такой гигант не смог встать? Веревочки маленькие, каждую по одной он разорвал бы без всякого усилия, а когда их миллионы, то такой гигант не может встать. Точно так же и огромное количество наших желаний, стремлений связывают такого гиганта, как наше «Я».

Мы долго-долго входили в это состояние, мы в этом состоянии в большей или меньшей степени находимся. Но для того, чтобы получить успех в йоге, мы должны от этого отказаться. Хотя бы на время.

Ученик: Получается, что успех в йоге — это тоже желание. Хочу успеха в йоге!

Вадим Опенйога: И да, и нет…

Почему я говорю, что все мотивации, эгоистичные желания, работают, но работают гораздо медленнее, нежели твоя мотивация «не хочу для себя, хочу для других»? Понимаешь? Тогда отсутствует элемент эгоизма, и тогда это, собственно, уже не желание в том порабощающем смысле, а алгоритм по направлению своей энергии. Неперсональной. Поэтому если ты хочешь быстрыми методами чего-либо достичь, на чем я и настаиваю всегда, надо перестать быть эгоистом. В первую очередь, надо думать о других, а в последнюю очередь — о себе. Тогда у тебя не будет мыслей об этом желании. И все пойдет гораздо быстрее.

Ученик: Но чтобы эффективно помочь другим, ты должен сам избавиться от страданий, ты сам не должен страдать.

Вадим Опенйога: Это вопрос курицы и яйца. Мы обсудим это в дальнейшем.

Сейчас еще раз остановимся на подвижничестве.

Ты начинаешь вести более сбалансированный образ жизни, не позволяешь желаниям захлестнуть тебя, не позволяешь каким-то «лилипутам» связать «гиганта». Ты начинаешь быть все более и более неприхотливым в пище, в еде, в одежде, в образе жизни. Начинаешь вести простой образ жизни. Ты не гонишься за какими-то выхолощенными удовольствиями, богемным образом жизни. Ведь для подавляющего большинства людей это основной…

Ученик: Стимул?

Вадим Опенйога: Да!

Фактически вся их жизнь направлена на то, чтобы вести этот расслабленно-наслаждающийся образ жизни. Опять же, ничего в этом плохого нет! Я не хочу сказать, что это плохо. Я хочу сказать, что есть такие моменты в жизни, когда это ворует всю твою энергию. И вот здесь очень хорошо, когда ты от этого отказываешься.

Ты отказываешься сам, сознательно, добровольно. А, отказавшись от этого, ты высвобождаешь большое количество энергии. Да много чего еще высвобождаешь, даже времени! Если у тебя нет этих целей, ты не тратишь время на их осуществление. Ты сидишь под своим деревом, медитируешь или просто ты живешь, и жизнь упрощается.

Ученик: Но все равно мне кажется, что человек это делает ради других каких-то целей. Не просто так он от этих желаний избавился, а, допустим, ради высвобождения энергии для успехов в йоге.

Вадим Опенйога: Да. Но, здесь видишь, в чем еще дело…

Есть такое понятие, как привычки. Рано или поздно, если ты привык вести простой образ жизни, незамысловатый, это входит в привычку. В таком случае, даже когда у тебя есть все наслаждения этого мира, ты действительно умеешь ими пользоваться. Потому что ты от них не зависишь! Ты можешь и на троне сидеть во дворце магараджи, а можешь вести обычный образ жизни, и в тебе ничего не дрогнет внутри, какой бы ты образ жизни не вел. Это важно.

Вернемся к трактату Патанджали.

Это дается в качестве одного из методов: мы перестаем гнаться за какими-то иллюзорными вещами, мы перестаем тратить на них свою энергию, а в большей степени себя контролируем. По большому счету, поступаем рационально. Рациональный образ жизни сам по себе помогает нам выпутаться из тех затемнений, в которые мы до этого попали. А если мы из них выпутаемся, то вся йога становится для нас, как на ладони.

Второй момент — это увеличение знания, чтобы мы не остановились на месте, а продолжали изучать, заниматься познанием. Здесь дан метод, что прийти к этому можно повторением мантр.

Ученик: Как это все работает?

Вадим Опенйога: Работает это следующим образом.

Есть большой-большой механизм йоги. Видимый, невидимый. Вот есть наш мир, обычный, со своими стремлениями, моментами, идеями, будущим видением развития. То есть мы видим, что наш мир превратится в то-то и то-то. И есть такая общая понятийная идея о том, что из себя представляет наш мир, куда он движется, какие в нем законы, по каким правилам он играет. И каждый человек, который живет в этом мире, так или иначе примерно понимает правила игры, и что-то в этом плане делает. И, соответственно, живет по этим правилам.

Точно так же есть большой мир, или большой механизм, йоги. Йоги, тантры. Он не такой, чтобы очень большой, но достаточно существенный. Объяснить его и описать можно следующим образом: это в совокупности все-все-все практики, которые йоги (и прочие, которые в этом мире существуют) практикуют. Между ними невидимо выстраиваются свои каналы информации, общее поле знания, общее поле практики, общее поле защитных энергий. Это как государство в государстве, как страна в стране, мир в мире. И каждый человек, который начинает заниматься йогой, получает доступ в эту страну.

Вот она сама по себе «висит», эта страна. Ты можешь жить в обычном мире, но можешь время от времени обращаться в эту страну. Это как Вселенная во Вселенной. И там накоплено большое количество знаний, большое количество опыта, там все идет по принципу свободного обмена, по принципу альтруистической помощи другим. Если ты занимаешься сам, ты как бы подключаешься к этому. К тебе начинают течь знания — и ты начинаешь свои знания передавать туда.

Так вот, общение с этим миром само по себе тебя обучает. Самим фактом того, что ты к нему подключился — всё: через тебя начинает течь канал информации. Знаешь, мне иногда такое приходит сравнение. Сейчас появился Интернет. Что такое Интернет? Это ведь что-то такое нематериальное по большому счету, да? Вернее, с одной стороны, материальное, с другой стороны, — нет. Какой-то огромный объем знаний. Какой-то свой виртуальный мир, в который ты можешь обратиться и получить какие-то знания, сам можешь что-то дать, ты как-то там можешь общаться, взаимодействовать. Вот примерно тот же самый, если угодно, «духовный Интернет». Он возник много-много тысяч лет назад, потому что каждая душа, каждый йог, каждый тантрист, каждая школа йоги, они по такому же принципу, очень тонкому — передачи знания, передачи опыта, соединены друг с другом. И вовлекаясь в ту или иную школу, ты, с одной стороны, поддерживаешь весь этот конгломерат, с другой стороны, — пользуешься всеми его ресурсами. Ну, действительно, как подключился к Интернету.

Это универсальный закон.

Более того, все не заканчивается нашей Землей. Есть такие утверждения, не знаю, они звучат фантастически, но я охотно верю, что это действительно правда, что таким же образом мы подсоединены и к другим мирам, где живые существа не в форме привычных нам человеческих тел, а в какой-то другой. Но на гуманистических таких же позициях мы обмениваемся с ними общими духовными знаниями.

Ученик: Почему это возможно?

Вадим Опенйога: Потому что вся эта Вселенная сделана по одному принципу. Рано или поздно этот принцип ты можешь открыть здесь или на Альфа-Центавре, или еще где-то.

Так вот если ты начинаешь повторять те или иные мантры (здесь была упомянута мантра «ОМ»), то этим самым ты осуществляешь более устойчивый канал связи с этим гигантским механизмом йоги.

Ученик: Это как бы средство коммуникации?

Вадим Опенйога: Да. И к тебе начинают течь знания. Ты начинаешь практиковать эти методы, допустим, повторение мантр, а к тебе начинает течь Знание. Вдруг ниоткуда ты начинаешь, как тебе иногда кажется, понимать какие-то вещи. Вдруг «из ниоткуда» ты начинаешь ухватывать какие-то хитросплетения причины и следствия, логики построения йоги, весь этот механизм. Причем, чем дольше ты повторяешь, тем больше этот приток.

Ученик: Это как-то через интуицию постигается, уже не через обычные органы чувств?

Вадим Опенйога: Я не хочу сейчас детализировать, потому что это опять-таки отдельная тема.

Приходит оно по-разному, приходит и через интуицию, но, ты знаешь, здесь очень такой любопытный механизм, очень даже странный механизм: приходит одновременно и через интуицию, и не через интуицию, через обычные органы чувств.

Я даже не говорю, что небеса разверзлись, и какой-то пророк тебе явился и что-то тебе поведал.

Иногда приходит знание через интуицию, а потом вещи, окружающие тебя, начинают тебе говорить. Это состояние такого сосредоточения, что… Ведь каждый предмет, даже эта ложка, несет в себе отпечаток: она содержит в себе, по большому счету, даже отпечаток неких универсальных духовных знаний. И ты, находясь в таком состоянии, можешь очень внимательно интерпретировать «рисунок», который нанесен на ней. И тебе он будет очень много что говорить. Будут рождаться такие полуинтуитивные ассоциации. Но это не будет полетом воображения, это будет однозначный канал информации. Ты поймешь всё, что тебе будет сказано. Ты поймешь, почему именно такой рисунок, а не другой. Поймешь внутренний смысл, увидишь вдруг, насколько это соотносится со строением нашей Вселенной… Это очень глубокое мистическое переживание.

Вообще, люди, которые практикуют йогу на достаточно хорошем уровне, которые вышли из затмевающего социума, живут в совершенно фантастическом мире. Передать это словами невозможно, это можно только пережить. Это действительно что-то грандиозное и фантастическое. Оно тонко-тонко проявляется, но стоит только лишь человеку обычному прийти в соприкосновение, как он начинает глушить это всё.

Знаешь, раньше были радиопередачи из-за границы, из Америки передавали?

Ученик: «Голос Америки»?

Вадим Опенйога: Да, «Голос Америки и прочее. И наши люди их по ночам слушали. Это было так интересно: что «там», как «они». Да я сейчас спутниковую тарелку смотрю: Боже! Такое потрясение для меня: ты можешь подключиться фактически к любой стране и смотреть. Но в это же время были глушилки, которые просто тупо всё всем глушили. Вот здесь примерно наблюдается такое же явление: ты начинаешь жить в фантастическом мире, но стоит возле тебя появиться человеку с немножко такими отупляющими устремлениями в обычном мире, они начинают глушить это восприятие — твое же собственное.

Ученик: Почему?

Вадим Опенйога: Потому что по принципу мы все сделаны одинаково. Только мы эту способность используем, если угодно, для внутреннего счастья и прогресса. А обычные люди, они… Кто-то заставляет их эту же энергию идти просто на глушение всего. Они ничего не видят и видеть не хотят.

Так вот, еще один метод, который здесь был упомянут, — это самообучение. Но понимать его надо в более широком смысле слова. Это не только повторение мантр.

Раньше был более ограниченный выбор средств обучения, поэтому если даже ты удалялся в джунгли и у тебя была одна мантра, и ты ее практиковал, ты все равно шел по пути самообучения. В современном мире есть еще и другие способы, которые помогают. Вот это должно быть лейтмотивом.

То есть первое: это такой аскетический подход — самообуздание, второе — это самообучение и третье, что было здесь упомянуто, — это упование на Ишвару.

По-русски говоря, это когда мы делаем все, от себя зависящее, но надеемся, если угодно, на Господа Бога. Мы не ожидаем результатов от плодов своего труда, мы делаем, потому что мы делаем, потому что нам нравится делать или потому что считаем, что это должно быть сделано. Без ожидания результатов, без отнесения акцента на будущее.

Ученик: Почему это важно?

Вадим Опенйога: Важно это, в первую очередь, потому что мы живем в грезах, мы живем либо будущим, либо прошлым. Либо вспоминаем: «Ой, как раньше было хорошо и как сейчас плохо». Либо наоборот: «Ой, сейчас нам плохо, но потом нам будет хорошо».

Мы ходим на работу, корячимся, как папы Карло, а в голове у нас уже модель: вот заработаем денежку, купим себе какую-нибудь квартиру или виллу на Багамах, будем сидеть там в шезлонге, и нам будет хорошо. Нам сейчас некогда, но это у нас постоянно крутится. Что бы мы ни делали, наше сознание приковано к этому шезлонгу на берегу моря. И если у нас все получается, мы радуемся: «Да, эта цель близка к нам. Скоро мы будем там сидеть!» А если не получается: «Как?! Меня лишают вот этого счастья будущего?! Сидеть в этом шезлонге?!»

Ученик: Какое-то мотивированное будущее…

Вадим Опенйога: Да, мотивированное будущее.

Ученик: Почему оно плохое?

Вадим Опенйога: Во-первых, потому что жить надо здесь и сейчас. Того, чего нет здесь и сейчас, не будет никогда.

И действительно человеческий опыт подтверждает это: человек садится в этот шезлонг и вдруг понимает, к своему ужасу, что он не может расслабиться. Он как был «крысой», которая вечно бежала куда-то, так и остался. Сейчас бы ему расслабиться, а он не может. Казалось бы, вот они — все условия, радуйся жизни, наслаждайся! А он не может. При всем своем желании не может! Потому что степень наслаждения — это, в первую очередь, образ работы мозга, образ работы разума, а не окружающая среда. Окружающая среда, конечно, тоже много значит, но она не определяет. А если до этого мозг привык быть в вечном напряжении, вечно не радоваться, то он не будет радоваться и тогда.

Что самое плохое: не будет радости, а следующим шагом будет отупение и как следствие — волны тамаса и расстройство организма. И будет что-то болеть, и то — «не то», и это «не так», и пятое «не так», и десятое «не так».

Миллион раз уже отрабатывали все эти алгоритмы, я их вижу фактически каждый день. Я общаюсь с людьми, и все живут по этому же самому принципу. Знаешь, двадцать пять миллиардов раз люди наступали на эти грабли и продолжают наступать, и будут продолжать наступать. Не знаю, какое количество надо.

Есть еще другая причина, почему мы должны уповать на Ишвару, что бы мы ни делали: чтобы мы не прогнозировали будущее сами.

Мы, конечно, умные люди, нам, конечно, иногда кажется, что мы лучше знаем, что для нас хорошо, что для нас плохо, и мы начинаем сами себе прогнозировать будущее, выстраивать его. Мы говорим: «В этом году будет так, в следующем году будет так, через десять лет будет так, а потом нас похоронят вон в той ямке». То есть мы уже все расписали! Но если мы сами вмешиваемся в эту работу, то мы блокируем высшие силы, чтобы они за нас подумали и сделали будущее такое, которое действительно нам необходимо, а не то, которое мы сейчас себе представляем. Это тоже очень важный момент.

Если мы рассчитываем на плоды своего труда, значит, мы к ним привязаны, как каторжники в кандалах, и когда результаты этого труда придут, мы будем к ним привязаны. А опыт показывает, что, как правило, когда иногда открываются новые горизонты, мы не можем на эти новые горизонты выйти, потому что мы сами себя привязали к плодам старого труда.

Еще есть здесь такой момент. Если мы перестаем в некотором смысле сами о себе заботиться, а предоставляем эту возможность Господу Богу, то делает он это на порядок эффективнее. Да какое на порядок! Я даже не знаю, на сколько раз он делает эффективнее! Он дает нам все, что мы хотим плюс еще то, о чем мы даже не догадывались. Он дает нам всё! Он дает нам духовное развитие, он дает нам такие вещи в духовном развитии, которые мы еще пока по своему скудоумию даже себе представить не можем. Плюс он дает ещё выполнение всех наших желаний самых обычных.

Ученик: И что от нас требуется?

Вадим Опенйога: Уповать на Бога и предоставлять ему возможность действовать!

Но тут сразу же первый вариант возражения: «Ой, как это все просто!»

Ученик: Да, кажется: лежи себе на диванчике …

Вадим Опенйога: Да, лежи на диванчике и уповай на Бога. И все будет сделано.

Но здесь, может быть, и кроется один из самых таких хитрых нюансов в йоге.

Как показывает практика, это самое трудное упражнение в мире — уповать на Бога! Гораздо легче самому делать какие-то телодвижения, гораздо легче самому что-то предпринимать, чем уповать.

Допустим, у нас есть какая-то проблема. Она на нас надвигается. И вот она на нас надвигается, и мысли об этой проблеме не дают нам ни спать, ни кушать. И для нас гораздо легче встать с диванчика и начать выполнять…

Ученик: Нейтрализацию?

Вадим Опенйога: Действия по нейтрализации этой проблемы, нежели продолжать лежать и с полным осознанием этой проблемы ждать ее приближения и уповать на Бога. Это очень тяжело! Очень тяжело!

Понятно, есть другая поговорка: «На Бога надейся, а сам не плошай». Есть некое разграничение, если угодно, «обязательств»: если ты видишь, что какую-то часть именно ты должен сделать, то, безусловно, ты ее должен сделать. Но есть такие части в любом деле, которые ты при всем своем желании не знаешь, как сделать. И в этом случае ты должен полностью уповать на высшую силу. Ученик: Здесь, насколько я понимаю, затрагивается проблема свободы, тема свободы. Я хочу видеть, и я вижу, я хочу делать, и я делаю — и тут же это воплощается. А уповая на Ишвару, я вроде как должен делать, но ничего не планировать и ничего не хотеть…

Вадим Опенйога: Правильно!

Ученик: Но какая же тут получается свобода: я должен делать, я делаю, но ничего не хочу?

Вадим Опенйога: Нет! Здесь надо понимать это все правильно. Ты становишься свободен от невыполнимых желаний…

Вот у меня в руках кружка с прекрасным чаем, у меня есть желание его выпить. Я его пью и не задумываюсь об этом. Я уже имею то, что хочу. То есть моя жизнь наполнена, я дышу полной грудью. А если в этот же момент я думаю о каком-то своем следующем желании, которое должно наступить в будущем, я уже перестаю наслаждаться текущим желанием.

Фактически не получая то, что есть сейчас, я уже живу «где-то там». А когда «то» наконец приходит, я живу еще «чем-то». Это действительно проклятье! Это проклятье человечества. Ведь все мы бегаем-прыгаем: нам нужны то карьера, то деньги, то пятое, то десятое, то двадцатое. Не успели мы одно получить, как уже на горизонте другое. Не успели мы толком насладиться чем-то одним, как понимаем, что нас уже несет к чему-то другому.

А можно поменять этот акцент: наслаждаемся всем, что есть вот сейчас, сию минуту. Уже ничего не надо делать, оно уже всё есть. Наслаждаемся этим. По полной программе. Уповаем на Господа Бога. Полностью наслаждаемся, а Он позаботится о том, чтобы мы пришли к следующему наслаждению (ну, если так угодно говорить).

Мои объяснения достаточно примитивные…

Вот этот последний афоризм — это из области карма-йоги. Это большая йога. Сейчас я вскользь о ней упомяну. Она более логична и более последовательна. Причем, логика в ней… Я сейчас пытался какие-то примеры логичные привести, но это всё куцые примеры. Потому что карма-йога — это нечто высшее. Это выше даже, чем может работать наш интеллект, потому что эта йога приводит к Освобождению. Она выше вариантов, которые способен просчитать наш разум, выше способностей разума. Наш разум ограничен. До определенного момента он прекрасно работает, но начиная с какого-то момента, он уже бессилен.

В уповании на Ишвару заложена такая мудрость, которая выше нашего разума. Поэтому в терминах разума практически понять ее нельзя. Это как такое интуитивное прозрение бывает, когда ты долго-долго занимаешься карма-йогой по предписаниям. Тебе говорят, делай так-то и так-то, ты веришь на слово и делаешь, а потом…

Ученик: Делаешь без ожидания плодов…

Вадим Опенйога: Акцент переносится.

Понимаешь, карма-йога — это в большей степени йога образа жизни. Как только ты все эти махонькие зацепочки убрал и продолжаешь двигаться, ты вдруг ощущаешь, что ты полетел… Как в тантре. То есть ты уже не держишься за эти квартиры, работы, за этот образ жизни, ты не цепляешься за какое-то свое благополучие, вот такое маленькое, каким ты его видел. Маленькое свое болотце ты увидел, за него схватился. А это очень тяжело — вытащить свои коготки из этого благосостояния, потому что ты идешь на жертву. Ты действительно методами подвижничества в буквальном смысле заставляешь сам себя держаться «в черном теле».

В древности были целые большие группы людей, которые вот так потихонечку-потихонечку учились сами себя обуздывать. И они вдруг понимали, что они становились независимыми. И как следствие приходил следующий шаг. В дальнейшем они возвращались в мир, а могли и не возвращаться. Это уже неважно. Они были свободны. Они были свободны в пальмовой хижине, и они были свободны на троне. Они были свободны, когда медитировали над какой-то йоговской темой или когда они просто были вовлечены в какие-то дела. Они были всегда свободны. Дальше идем!

Ученик читает:

Комментарий Вьясы: Это и есть йога действия, (предназначенная]

2. для развития [способности] сосредоточения и для ослабления аффектов.

Комментарий Вьясы: Она, [эта йога действия], будучи ревностно практикуемой, развивает способность сосредоточения и крайне ослабляет аффекты. [А затем] с помощью огня Знания она делает эти ослабленные аффекты неспособными к самовоспроизведению 1, словно прокаленные [огнем] семена. Вследствие их полного угасания «тонкая» мудрость, то есть постижение [абсолютного] различия между саттвой и Пурушей, не подверженная более влиянию аффектов и исчерпавшая свою функцию, придет к самоисчезновению 2 . Итак, каковы эти аффекты и сколько их?

Комментарий Вадима Опенйогаа: Замечательно! Еще раз прочитай афоризм.

Ученик:

«Для развития способности сосредоточения и для ослабления аффектов».

Вадим Опенйога: Итак, все три метода, которые мы только что рассмотрели, для чего они нужны?

Это некий подход карма-йоги (здесь она упомянута как йога действия).

Мы помним, что в йоге Патанджали, в первую очередь, внимание уделяется состоянию, когда сознание поглощается своим собственным «Я»: когда останавливается модификация сознания и человек достигает сверхсознательной концентрации. То есть в качестве предмета, на котором идет сосредоточение сознания, выступает уже не любой объект в нашем мире, а наша внутренняя сущность, наше «Я», наша Пуруша, или Атман (в некоторых системах по-разному это называется). Это цель.

Но чтобы ее достичь, надо избавиться от большого наслоения тех загрязнений, которые мы получили до этого. И вот эти три метода – подвижничество, самопознание и упование на Ишвару — ведут нас к этому.

Прежде всего, они приводят к угасанию заблуждающих мыслеформ на поверхности разума.

Патанджали, в первую очередь, объясняет йогу так: на поверхности нашего разума есть миллионы волн — вритти, и часть этих вритти постоянно самогенерируется, постоянно присутствует из-за так называемых аффектов. Аффекты — это воздействия предыдущих каких-то нюансов, моментов.

Ученик: Отпечатки?

Вадим Опенйога: Отпечатки, да.

И вот этой практикой аффекты, во-первых, ослабляются.

Ученик: Что значит ослабляются?

Вадим Опенйога: Они как бы лишены подпитки энергии. Если до этого они полностью властвовали в человеческой жизни, полностью затмевали своими волнами всю гладь разума, то, придерживаясь такого образа жизни, мы лишаем их энергии. Они остаются, но уже в крайне слабом состоянии.

Ученик: А энергия переходит в наше собственное распоряжение, да?

Вадим Опенйога: Безусловно, мы вытаскиваем ее. Мы вытаскиваем ее из того, что нам мешало.

Ученик: Каким образом?

Вадим Опенйога: Тем, что мы практикуем самообуздание и подвижничество, аскетизм. Мы уже не даем чувственным моментам влиять на нас. Мы вытаскиваем из них энергию, и эта энергия наша, нам подконтрольная. И мы уже не страдаем от этого.

Тем, что мы занимаемся самопознанием, мы очищаем свой разум и избавляемся от неких заблуждений. Мы уже очень четко видим какие-то моменты, причины и следствия. Мы занимаемся самопознанием, видим, как они зарождаются, как протекают внутри нашего тела.

Третий момент. Если мы уповаем на Ишвару, то мы перестаем тратить энергию на генерацию будущего.

Вот у нас сидит парламент, и он каждый год принимает бюджет на следующий год. Чем он занимается? Он занимается тем, что мысленно прогнозирует будущее. Он как бы наперед, будто с помощью машины времени, сам расставляет события в том или ином хронологическом порядке.

Многие такие есть «предсказатели будущего». Ведь есть действительно предсказатели будущего, а есть …как бы их назвать-то… программисты.

Вот ты приходишь к человеку, а он не обладает на самом деле никаким свойством предсказаний, достаточно грязный у него разум. Но зато обладает достаточно большой энергией. И он провоцирует тебя как бы самозапрограммироваться. Ты самопрограммируешься, заводишь себя на ключик, направляешь в нужную сторону — и всё, и покатил… А потом говоришь: «Правильно он мне сказал, так все и получилось!». Таков эффект всяких астрологических прогнозов, хиромантии. Но здесь надо отличать: действительно, есть люди, которые способны проанализировать и прийти к неким заключениям относительно того, что ждет человека в будущем. Но таких людей очень мало.

Ученик: То есть они видят будущее…

Вадим Опенйога: …без вмешательства своей энергии!

А подавляющее большинство делает так: в лучшем случае они хоть что-то видят и усиливают эту тенденцию энергией. Они тебе прописывают будущее твое направление. Фактически делают из тебя робота.

Они у тебя воруют самое страшное, что могут украсть: они воруют будущую твою свободу воли.

Почему, если ты почитаешь Библию, Коран, все уважающие себя религии, были крайне отрицательно настроены против любых предсказателей судеб, кто занимался гаданием и прочее. По какой причине?

Как правило, говорят, что это были конкуренты. Нет, они не были конкуренты. Просто по большому счету всё, если честно, находится в руках Господа Бога. И отбирать у него это право некрасиво, по меньшей мере. Если Господь Бог захочет сделать что-то, да плевать он хотел на все расклады всех астрологов, всех предсказателей, вместе взятых и каждого по отдельности! Все-таки не надо лишать Вседержителя его законного права.

А на человеческом уровне получается просто самопрограммирование. Мне говорят: «Сегодня нельзя то-то, то-то, пятое-десятое делать». А я себя самозапрограммировал и действительно сделал.

Это шарлатанский подход. Но есть еще и тонкий момент: иногда действительно открывается будущее.

Ученик: Будущее, оно, наверное, не существует, как сформированное? Просто как вероятность на основе прошлых…

Вадим Опенйога: Да! У тебя есть какие-то предыдущие расклады, предыдущая карма, и если ты интуитивно ее помнишь, ее как-то воспринимаешь, то у тебя интуитивно есть на будущее следствие этих поступков. Но это всего лишь анализ без вовлечения своей энергии.

Ученик: Просто вИдение.

Вадим Опенйога: ВИдение, да… Но это, на самом деле, по-своему тоже очень спорный вопрос: можно ли видеть, не внося энергии? Безусловно, нет. Нельзя.

Вопрос только в том, что привнесение своей энергии минимально. Просто вИдение.

Вернемся к афоризмам!

Этими тремя действиями мы ослабляем аффекты, мы перестаем прогнозировать будущее. Собственно, мы перестаем тратить эту энергию на то, чтобы построить какие-то события в своей жизни по плану.

Ученик: Почему это важно?

Вадим Опенйога: Потому что потом, если что-то идет вне нашего плана, мы опять начинаем тратить энергию, чтобы вернуть так, как мы запланировали до этого. Понятно, что мы можем на этом растерять всю энергию, которая нам необходима для йоги.

То есть, таким образом мы вытаскиваем из аффектов, из этих отпечатков кармы, энергию. Они остаются, но остаются в очень ослабленном виде. А затем, как сказано в этом афоризме, с помощью знания мы прокаливаем эти зерна аффектов на огне. И они вообще перестают давать плоды. Понятно?

Вот растет гигантское дерево, ядовитое, ты можешь у него рубить листья, ветки — оно продолжает расти. Что ты должен сделать? Ты должен сперва подрубить ему корни, чтобы оно начало засыхать, а потом выкорчевать его с корнем, когда оно уже более или менее засохнет. Здесь та же самая логика. Сперва мы подавляем аффекты этим подходом, а потом, когда они уже подавлены, когда с этого ядовитого дерева опали все листья, когда оно тощее и с ним уже легко справиться, мы его вырубаем с помощью знаний, с помощью вот этой медитации, которая направлена на свое же «Я». Идем дальше!

Ученик читает:

Комментарий Вьясы: Итак, каковы эти аффекты и сколько их?

3. Неведение, эгоизм, влечение, враждебность, жажда жизни суть пять аффектов 1.

Комментарий Вьясы: Аффекты — это пять ложных наполнителей сознания, — таково значение [слова]. Пребывая в постоянном движении, они усиливает функцию гун, поддерживают их видоизменения, расширяют поток причин и следствий и, служа взаимной опорой друг для друга, вызывают созревание кармы 2.

Комментарий Вадима Опенйогаа: Очень хороший афоризм в плане определения, что же является этими аффектами! Что же является затуманивающими факторами?

У каждого из нас своя жизнь. У кого-то такая, у кого-то другая. У кого-то, допустим, пунктик один. Например, человек помешан на автомобилях. У кого-то другое. Кто-то на чистоте помешан (имеется в виду в доме). Каждый сходит с ума по-своему.

Но йога в этом трактате не занимается перебором всех возможных вариантов этого «самопомешательства», а выделяет основные причины, из комбинаций которых проистекает все остальное. То есть выделяет пять основных видов вритти в нашем разуме, которые мало того, что не ведут к сокращению вритти, не ведут к состоянию йоги. А, наоборот, увеличивают количество вритти!

Мы помним, что у нас есть разум. По разуму ходят волны мыслей. Мысли у нас бывают разные. Есть те, которые приводят к сокращению количества мыслей, к концентрации. Они суть йоговские методы достижения самадхи — просветления. А есть процессы, есть такие мысли, которые, наоборот, ведут к еще большему увеличению мыслей в голове. То есть к распылению и так распыленной энергии. И если посмотреть на эти мысли не с точки зрения волн на разуме, а с точки зрения того, что же это из себя представляет в жизни, то мы получим как раз эти пять основных аффектов, пять основных проявлений сознания. Еще раз их прочитай.

Ученик:

«Неведение, эгоизм, влечение, враждебность, жажда жизни суть пять аффектов».

Вадим Опенйога: Самый первый — это неведение. Казалось бы, неведение — совсем уж как-то абстрактно, да?

Ученик: Что здесь имеется в виду под неведением?

Вадим Опенйога: На очень высоком уровне йоги это неведение того, чем или кем мы являемся.

Ученик: Своей собственной природы?

Вадим Опенйога: Да, незнание своей природы.

В дальнейшем каждый из этих компонентов будет по отдельности рассмотрен, поэтому я сейчас не буду на них останавливаться. Читай дальше.

Ученик читает:

4. Неведение является полем для следующих за ним [аффектов, пребывающих] в дремлющем, ослабленном, прерванном или полностью развернутом [состояниях].

Комментарий Вьясы: Здесь неведение — поле, или порождающая почва, следующих за ним [аффектов] — эгоизма и прочих, которые выступают в четырех видах: дремлющем, ослабленном, прерванном или полностью развернутом 1.

— Что такое в данном случае «дремлющее» [состояние]?

— [Оно наступает, когда аффекты], пребывающие в сознании только как потенциальности, обретают состояние семени, [способного плодоносить]. Пробуждение такого [аффекта] происходит при актуальной встрече с объектом. [Однако] для обладающего Высшим знанием, [то есть для того], у которого семя аффектов сожжено, это [пробуждение] более не наступает даже при встрече с объектом, ибо как может взойти прокаленное семя? [Именно] поэтому мудрый, чьи аффекты исчерпаны, называется «[пребывающим] в последнем теле». Только в нем, но не в ком-либо другом, существует это пятое [состояние] аффектов — состояние прокаленного семени. [В таком случае] даже при наличии аффектов дейст­венность их семян полностью исчерпана 2, и, хотя чувственный объект может присутствовать, их пробуждение не наступает.Итак, дремлющее состояние [аффектов] и невозможность их произрастания из прокаленных семян объяснены.Теперь речь идет об ослабленности: аффекты, подавленные куль­тивированием противоположных [состояний] 3, становятся слабыми.Аналогичным образом [аффекты называются] прерванными, когда, перехватываемые [время от времени] тем или иным объектом, они снова и снова проявляются в активной форме.

— Почему [это происходит]?

— Потому что во время страстного влечения, [например], враж­дебность не обнаруживается. И действительно, во время страстного влечения нет активного проявления враждебности. А влечение, [в свою очередь], испытываемое по отношению к определенному [объекту], не исчезает по отношению к другим объектам. Так, страсть, испытываемая Чайтрой к одной женщине, отнюдь не исключает страсти к другим женщинам, просто [в данный момент] страсть проявляется к этой [женщине], в будущем же она может проявиться и к другим. Иными словами, эта [будущая способность влечения] есть одновременно и дремлющая, и ослабленная, и пре­рванная.Тот же [аффект], который реализуется по отношению к чувственному объекту, [называется] полностью развернутым.Все эти [четыре состояния] не выходят за пределы сферы аффективности.- Что же, в таком случае [каждый] аффект называется прерванным, дремлющим, ослабленным или полностью развернутым?- Это именно так. Однако они [классифицируются] по свойствам быть прерванными и т. д., [только будучи] привязанными [к тем или иным объектам]. Подобно тому как [аффект] перестает действовать в результате культивирования противоположного [состояния], он точно так же проявляется через выражающий его признак.Все эти аффекты суть лишь разновидности неведения.- Почему?- [Потому что] все они захлестнуты неведением. Когда реальный объект преформировывается [в сознании] вследствие неведения, именно при нем аффекты и обретают поддержку 4. Они обнаруживаются, когда [налицо] ложные содержания сознания, и устраняются при устранении неведения.

Теперь излагается сущность неведения.

Ученик: И дальше пятый афоризм…

Комментарий Вадима Опенйогаа: Итак, из пяти аффектов, самый первый, который здесь рассмотрен, — неведение.

Ученик: А почему слово «аффект»? Почему не «отпечаток»?

Вадим Опенйога: Аффект — это некое затемняющее действие чего-то. У нас есть состояние нашего сознания. Но на него воздействует аффект, который затемняет его и затуманивает. И мы уже не можем пользоваться этим состоянием сознания. Оно как покрывалом покрывается. Будто свет покрыт покрывалом. Поэтому аффект.

Первое, что здесь рассматривается, это неведение.

Неведение — это воистину мать всех остальных проблем.

Ученик: Почему?

Вадим Опенйога: Потому что все остальное вырастает из него. Это как то поле, на котором растут все остальные аффекты: оставшиеся четыре (или все возможные комбинации их дальнейшего смешения — это то, что мы наблюдаем в человеческой жизни).

И до тех пор, пока есть неведение, есть поле для проявления этого покрывала для сознания. Поэтому считается, что, удалив неведение раз и навсегда, мы удаляем не только это конкретное покрывало, но и все покрывала, которые есть.

У тебя есть остров, на острове растут ядовитые пальмы. Но если этот остров провалился в пучину океана, то, понятно, вместе с ним проваливаются и пальмы.

Поэтому, удаляя неведение, фактически ты устраняешь всё.

Ученик: Устраняешь?

Вадим Опенйога: Под ноль! Всё!

В дальнейшем перечислены, помимо неведения, четыре оставшиеся аффекта, отуманивающе воздействующих на сознание, как покрывало. В каком они бывают состоянии? И перечислены четыре их состояния: дремлющее, подавленное, прерванное и полностью развернутое.

Ученик: Что такое дремлющее?

Вадим Опенйога: Мы уже рассматривали это состояние: «Я сорок лет пил водку, потом какое-то время перестал пить водку, но во мне желание пить водку (в виде семян) осталось. Сейчас мне даже и в голову не приходит такая мысль, но потом я вдруг попадаю в винный магазин, и, как из-под земли, расцветают вот эти все предыдущие желания пить водку».

До тех пор, пока мы не попадаем в подходящие условия, эти аффекты как бы спят, как зерна в почве. Мы ведем совсем другой образ жизни. Мы белые и пушистые. Мы не знаем, что в нас это все заложено. То есть аффект есть, но он действительно в виде семян, не на поверхности.

Второе состояние аффекта — подавленное, когда аффект подавляется своей противоположностью.

Ученик: Что это значит?

Вадим Опенйога: Это когда мы культивируем в себе семена другого рода, и если они начинают прорастать, то сразу оба, и одно начинает подавлять другое.

Это суть всех йоговских методов, когда мы, если у нас есть то или иное проявление в характере или личности, например, мы ленивы, мы начинаем культивировать прямо противоположную сторону лени — активность, бодрость духа, которая не дает нам заснуть. Мы в этом направлении работаем, работаем, и каждый наш шаг оставляет семена в почве, опять же, если угодно, неведения. А затем, если начинают прорастать семена лени, начинают прорастать и семена активности. И одно подавляет другое.

Допустим, мы подвержены приступам гнева, а культивируем в себе состояние сдержанности. Потом, когда начинает проявляться состояние гнева, начинает проявляться и состояние сдержанности. И происходит как бы уравнивание: одно подавляет другое.

Третье состояние, в котором бывают аффекты, — это прерванность, взаимоисключаемость неких аффектов. Здесь приведен такой пример: если я страстно желаю женщину, вижу ее и страстно ее желаю, то в этот момент все другие затемняющие аффекты подавляются. Я о них временно не помню. Одно вытесняется другим. То есть я уже не подвержен гневу. Или отвращению. Я забыл про отвращение, потому что во мне сейчас всего лишь одно есть – вот это страстное стремление.

Этот принцип положен в основу некоторых практик Тантры. Но это я уже говорю, сильно забегая вперед. Даже практика «пяти М». Мы о ней беседовали, когда изучали тантрические книги. В некотором плане есть еще одно объяснение, почему эти вот «пять М». Да потому что каждое из действий подавляет оставшиеся четыре. И когда они все вместе собраны, они все друг друга взаимоподавляют.

Представь, что у тебя есть один враг, ты с ним должен сражаться. Если у тебя есть два врага, то есть вероятность того, что ты их можешь столкнуть лбами, а сам между ними прекрасненько себя чувствуешь, потому что один аффект подавляет другой аффект. Одно проявление подавляет другое проявление. И смысл практики «пяти М» — это, когда у тебя основные эти пять аффектов проявляются, и ты заставляешь их друг с другом биться-сражаться.

Представь, что вот ты — человек, а на тебя нападают пять тигров. Каждый из них поодиночке тебя растерзал бы в долю секунды. Но с другой стороны, каждый из оставшихся четырех понимает, что если первый растерзает, то другим ничего не достанется. И вот они вместо того, чтобы тебя растерзать, начинают драться сами. И друг друга перебивают. Точно так же и в практике «пяти М», потому что некое страстное желание, допустим, сексуальности, оно несколько нейтрализуется, допустим, спиртным. Или той или иной едой. Это все идет как бы по кругу, если это все правильно сбалансировано, сгармонизировано, то в результате, сделав все это, ты все эти страстные моменты фактически уравновесил и вышел вообще за пределы аффектов. Просветлился быстрым методом в Тантре.

Но здесь, в «Йога-сутрах» не тантрический метод, это классическая йога. И здесь приводится как раз тот принцип, почему это взаимоисключение происходит: если проявляется одно, то не проявляется другое.

Представь себе, ситуацию: джентльмен этот, который сорок лет пил, попал в винный магазин, и уже в нем проснулись дремлющие аффекты. Вот он уже страстно тянется за бутылкой водки, но вдруг заходит в этот же магазин его смертельный кровный враг. Всё: он забыл про водку! У него все в голове померкло, у него одно только желание – задушить этого врага. Пока проявляется аффект злости, ненависти по отношению к врагу, страстное желание к спиртному уже, извините, ушло на второй план. Это так называемые прерванные аффекты.

И, наконец, последнее состояние аффектов — это когда аффекты разворачиваются. Когда он идет махровым цветом и ничто ему не мешает проявляться.

Я увидел этого врага, я хочу его задушить, у меня в глазах все померкло, я ничего не вижу, не соображаю. Я, конечно же, в эту секунду не помню об остановке или сокращении мыслеформ, ни о какой йоге. Я вообще все на свете забыл. У меня только лишь одно желание. Я полностью вовлечен в действие этого аффекта.

Вот четыре проявления, в котором бывают аффекты, эти затемняющие действия на разум. Жизнь любого человека — это комбинация из всех них. То есть у любого человека, если ты посмотришь, это непрерывная череда: когда одно сменяет другое, другое — третье, третье — четвертое. В этом смысле мы опять-таки роботы. Как это ни прискорбно сказать, но мы — роботы. В нас есть дремлющие до поры до времени какие-то проявления. В нас есть часть проявлений, которые нейтрализованы или ослаблены. Я вообще ленный человек, но мне надо идти на работу. И вот эта моя привычка каждый день вставать и идти на работу как-то подавляет мою лень. Много есть примеров.

Один аффект сменяется другим, один подавляет другой, один вытесняет другой. Либо я, наоборот, поглощаюсь, вовлекаюсь в тот или иной аффект. И вот это вот череда, как бы кубло из этих состояний — оно, собственно, и представляет жизнь человека. И все это на поле неведения. Идем дальше!

Ученик читает:

Комментарий Вьясы: Теперь излагается сущность неведения.

5. Неведение есть постижение вечного, чистого, счастья, атмана в невечном, нечистом, страдании, не-атмане.

Комментарий Вьясы: Постижение вечного в невечных следствиях [можно видеть] на примере [высказываний]: земля непреходяща, небо с луной и звездами вечно, обитатели неба бессмертны. Так же [следует понимать] и видение чистоты в нечистом и в высшей степени отвратительном теле. Сказано: «По причине нахождения [в материнском лоне], рождения, поддержания жизни [пищей], выделений, разрушения [плоти], а также необходимости содержать тело в чистоте мудрые понимают, что оно нечисто». Постижение чистого в нечистом можно видеть [и на другом примере]: «Эта девушка привлекательна, как серп молодого месяца, члены ее словно сотворены из меда и амриты; она кажется рожденной из [осколка] расколовшейся луны; глаза ее продолговаты, подобно лепесткам синего лотоса; своими кокетливыми взглядами она словно освежает все живое». [Как разобраться], что с чем здесь связано? В результате и возникает представление о чистом относительно [того, что само по себе] нечисто. Этим [примером] объяснено [и ложное представление] о добродетельном в том, что недобродетельно, а также представление о достойном в том, что недостойно. Подобным же образом [автор] намерен сказать и об отнесении к счастью [того, что есть] страдание: «Для наделенного различающим знанием все [существующее] есть поистине страдание — в силу [непрерывного] изменения, беспокойства, обусловленности, несчастья и по причине (взаимной] противоположности в проявлении гун». Неведение и есть принятие [всего] этого за счастье.

Точно так же и принятие атмана, то есть «я», за то, что не есть «я», будь то внешние средства 1 — одушевленные или неодушевленные, или тело как опора чувственного опыта, или рассудок как инструмент Пуруши, — [все это] есть [ошибочное] принятие за «я» того, что есть «не-я», [то есть не-атман]. Так, в связи с этим сказано: «Тот, кто, постигнув [некоторую] сущность — проявленную или непроявленную — как свойство «я», радуется ее процветанию, считая это своим собственным процветанием, или печалится ее упадку, полагая [это] своим собственным несчастьем, тот абсолютно непросветленный». [Все] это и есть неведение четырех видов, которое служит источником непрерывного потока аффектов и скрытой предрасположенности к деятельности вместе с ее результатами. Это неведение следует понимать как (некую] сущность, обладающую объективной реальностью — по аналогии с «не-другом» или «не-коровьим следом». Подобно тому, как «не-друг» не означает ни отсутствие друга, ни [кого-либо], равного другу, а его противоположность, то есть врага, или подобно тому, как «не-коровий след» не означает ни отсутствие коровьего следа, ни [чего-то], равного коровьему следу, но только [определенное] место, отличное от того и другого, [то есть] совершенно иную сущность, так и неведение не является ни источником истинного знания, ни отсутствием такого источника, но [лишь] иным типом видения, противоположным знанию. Таково неведение.

Комментарий Вадима Опенйогаа: Я опять хочу обратить внимание на то, что это трактат Патанджали с комментариями Вьясы.

Комментарии Вьясы, конечно же, несут какой-то такой в большей степени буддистский отпечаток. То есть это огромное нагромождение логических рассуждений, за которыми иногда теряется некий смысл… Не то что теряется, а представляется в каком-то своем одном ключе. Поэтому надо в голове разделять, что трактат Патанджали — это трактат Патанджали, комментарии Вьясы — это очень хорошая вещь, но это все-таки комментарии. Но вернемся к теме этого афоризма.

Итак, неведение. Неведение — это то поле, на котором вырастает все остальное. Неведение — это мать всего.

Что же оно из себя представляет? Сказать можно так: неведение — это когда мы что-то одно принимаем за что-то другое. А, в частности, для нас — это когда мы на самом глубоком уровне принимаем свое тело за самих себя.

Мы есть Атман, или Пуруша, вечный, неизменный, вечно счастливый, полный блаженства, полный счастья, который в себе заключает все удовольствия и всё-всё-всё положительное, с чем только может столкнуться человек. Не снаружи это находится, а внутри. Но мы по какой-то злой иронии Создателя (или доброй иронии, не знаю), мы считаем, что мы — это тело. Причем, если человек грубый, то он считает себя вообще материальным телом. Если человек более интеллектуально развит, он считает себя более таким «интеллектуальным» телом, тонким.

Но всё равно мы считаем себя чем-то, что не есть наше «Я».

Потому что тело, даже очень тонкое, распадается. Оно разрушается. Даже тело наслаждения — наше третье, причинное, тело. Оно, как никакое, тонкое, а в нем, как нигде, с большей силой проявляется наслаждение, которое опять же истекает из нашего внутреннего «Я», — даже оно подвержено изменению и разрушению.

И пока это тело наслаждений в состоянии неизменном и свободно пропускает через себя радость и счастье Атмана, мы радуемся, мы — небожители, мы счастливы. Но даже оно рано или поздно начинает видоизменяться, и в нем начинают преломляться лучи нашего сознания. И у нас создается иллюзия, что мы распадаемся, что мы умираем, что мы уже не испытываем того наслаждения.

Мы наслаждение это воспринимали только лишь в преломлении этого причинного тела, а тут оно начало ломаться, оно начало видоизменяться, и всё: наслаждение куда-то рассеялось.

Точнее, оно никуда не делось. Наслаждение никуда не девается, потому что его источник — наше «Я». Просто мы привыкли лучи наслаждения, как в отражении, ловить в чем-то внешнем. И это приводит нас к несчастью, приводит нас ко всем дальнейшим действиям. Мы страстно пытаемся заморозить изменяющееся, чтобы оно не изменялось, чтобы оно было в «том» состоянии.

Молодая красивая девушка считает себя своим телом, она смотрит в зеркало и удивляется, насколько она красива, насколько она привлекательна. Идут годы, и вдруг она с ужасом для себя наблюдает, что появляются морщины, что она уже не та, что была раньше. Вслед за этим приходит чувство горечи, потерянности.

Ученик: Почему?

Вадим Опенйога: Потому что она считала себя до этого тем, чем не являлась. Она — вечная, вечно красивая, вечно проявляющаяся, считала себя этим телом, потом это тело начало изменяться, и ей с ужасом кажется, что это она меняется.

Меняется всего лишь тело! Она подменяет понятие «я» понятием «мое тело». И тут же начинаются страдания. И как следствие, она начинает принимать какие-то активные усилия, себя как-то накрашивать, как-то себя прихорашивать. Это страстная попытка заморозить изменяющееся. До какого-то момента это удается. Но все равно, начиная с какого-то момента, всё: уже никакой грим, никакая косметика ничего не скроют. Потому что всё, что было создано, разрушается.

В результате жизнь человека, подверженного неведению, — это жизнь в мучении. Даже если сейчас ты наслаждаешься, то потом…

Ученик: Условия поменяются…

Вадим Опенйога: Условия поменяются, и ты будешь страдать. Потому что ты считал себя не тем, чем ты являешься.

Но это самое базовое проявление неведения в йоге. Есть проявления более относительные, мы с тобой их уже рассматривали.

Помнишь, этот случай про нефть? Или про старые дома? Я напомню.

Считается, что растрачивать нефть плохо. Пускай у нас будет запас. А с другой стороны, это решение, принятое из неведения. Ее надо продавать, пока ее хоть кто-то покупает. Через десять лет сделают термоядерный реактор, где процессы такие же, как и на Солнце, и энергии будет выше крыши. Вернее, ее всегда бывает мало, но ее будет гораздо больше, и добываться она будет другими методами. Никому уже эта нефть не будет нужна, как сейчас никому не нужен уголь.

Или другое неведение. Считается, что раньше строили хорошие дома. Вот, мол, посмотрите, этому дому двести лет, и он до сих пор стоит, а вот новый недавно развалился. Раньше умели строить!

Да не умели раньше строить! Как сейчас плохо строят, так и раньше плохо строили. Просто за эти двести лет все слабенькие домишки сами собой рухнули, а хорошие остались. Пройдет еще двести лет, и из современных все слабенькие рухнут, а хорошие останутся, и будут говорить: «В наше время хорошо строили».

Вот такие логические выводы делаются, когда мы что-то одно подменяем другим.

Еще есть такое объяснение неведения: неведение — это неуместность.

Анекдотичный случай из жизни расскажу, про одного джентльмена. У него была такая черта – неуместность. Вот он отловит какого-нибудь пройдоху и начинает прыгать вокруг него, как вокруг великого гуру, пыль с него сдувает. А когда он попадает в поле действия настоящего гуру, он к нему относится, как к бомжу. То есть он подменил одно другим.

У него была энергия, которую он мог потратить, но из-за неведения, из-за того, что он одно подменил другим, он начинает тратить свою энергию не на то, что достойно. А на то, что достойно, у него уже нет: он потратил энергию на что-то другое! В результате он плодит вот эту карму, неуместную. Это когда мы из-за неведения начинаем тратить наш ресурс не на то, на что надо бы. Там, где надо было тратить, мы не тратим. А там, где не надо, мы потом тратим.

Это как с деньгами. Человек копил-копил деньги, во всем себе отказывал, накопил гигантский счет в банке, а банк ба-бах! — и обанкротился. Для чего он себя изнурял?

Это частая подмена одного другим, когда мы считаем одно другим.

В конце концов, все события, которые с нами происходят, мы в силу эгоизма, который возникает вследствие неведения, пропускаем через свою призму. Нам говорят: «Вот, в Занзибаре война началась». А мы говорим: «Ну и хрен с ним». Нам ни холодно, ни жарко.

Ученик: Да, нашему эго это…

Вадим Опенйога: …не грозит ничем.

Другой момент. Половину Красной Площади террористы захватили, заминировали, и сейчас она взорвется, а мы близко. Тут уже нашему эго будет, о чем подумать. Да? Все моменты, которые с нами случаются, случаются в преломлении нашего «я». И вот возникновение эго на плацдарме неведения, неведения в отношении нас самих. Незнание того, чем мы являемся, того, чем мы не являемся.

Мы глубоко, подсознательно все равно считаем себя телами.

Ученик: Почему?

Вадим Опенйога: Потому что лучи сознания светятся только лишь вот в этом океане разума.

Знаешь, иногда бывает такой эффект на море: бьет сильный прожектор, и прожектор не видно. А вот он падает в море, и море высвечивается. Как луч входил в воду, не видно, а как только он вошел, началась игра. И мы привыкли к тому, что светится в этой воде. Мы считаем, что мы и есть эта вода. До нас не доходит, что мы-то есть не вода, а тот свет, который в этой воде играет

Вот это неведение, которое заставляет нас считать себя телом. Как следствие, если вода начинает как-то не так играть, мы уже чувствуем дискомфорт, потому что мы считаем, что это с нами что-то плохое случается.

Ученик: Вот эго, вот неведение… Неведение все-таки первым идет?

Вадим Опенйога: Да! Да-да! Да! Абсолютно! Здесь в дальнейшем будет рассмотрено. По-моему, следующий афоризм именно про эго.

Ученик: Допустим, я не отождествляю себя с телом, я не отождествляю себя с разумом, а отождествляю себя с чем-то бесконечным, которое вообще представить себе не могу. Получается, через эго идет устранение неведения, если я отождествляю себя со своим «Я»?

Вадим Опенйога: Методы высвобождения от неведения могут быть разные. Как бы тебе сказать…

Вот гостиницу «Интурист» снесли… Есть у тебя земля, а на ней есть гостиница «Интурист» — олицетворение нашего эго. И рушить всю эту систему ты можешь последовательно: ты сперва можешь снести гостиницу, а потом начать удалять эту землю — первооснову, первопричину. Так просто легче бывает в тех или иных практиках.

А в некоторых практиках наоборот: устраняя неведение, ты потом видишь, как твое эго тает. То же самое, как если бы ты из-под этой гостиницы кусок земли – раз! – и убрал. Она бы какое-то время повисела в воздухе, а потом бы начала – хрусть-хрусть! И все бы развалилось.

6. Эгоизм есть [кажущаяся] тождественность обеих способностей — [чистого] видения и инструмента видения.

Комментарий Вьясы: Пуруша есть способность [чистого] видения, интеллект (буддхи) — инструмент видения 1. Аффект, именуемый «эгоизмом», [возникает в случае, если] совершается как бы трансформация обеих этих [способностей] в одну сущность. Опыт как таковой становится возможным, когда способность быть субъектом опыта и способность быть его объектом 2, в высшей степени различные и не смешиваемые [одна с другой], воспринимаются так, как если бы [они были] нераздельными. Однако при постижении их подлинной сущности возникает абсолютное разъединение. Откуда же [в таком случае может появиться] опыт? В этой связи сказано: «Кто не видит, что Пуруша есть иное, нежели интеллект, отличный [от него] по форме проявления, природе, знанию и прочему, тот — вследствие заблуждения — заменяет его своим интеллектом» 3.

Комментарий Вадима Опенйогаа: Мы начали рассматривать афоризм, касающийся эгоизма. Сам афоризм еще раз прочитай.

Ученик:

«Эгоизм есть кажущаяся тождественность обеих способностей — чистого видения и инструмента видения».

Вадим Опенйога: Это краеугольный камень в духовном развитии любого человека — способность преодолеть свой эгоизм. Итак, ситуация здесь следующая…

Ученик: Что же такое эгоизм? Откуда он возник? И почему мы должны от него отказываться?

Вадима Опенйога: Возникает очень много вопросов такого рода.

Раз что-то у нас было, почему мы должны от этого отказаться? Вопрос: а почему это было? И вообще, как оно возникло? И ответ на этот вопрос следующий…

Если рассмотреть человеческое существо в свете многих и многих рождений и смертей: одно рождение и смерть, второе, третье, четвертое, пятое, миллиардное, пятимиллиардное, — то эволюционный закон, по которому устроена эта Вселенная, диктует следующие правила игры. Сперва эгоизм должен возникнуть, точнее, проявиться, быть прочным и сильным, расти, расти, расти и расти до определенного момента, а потом, начиная с какого-то момента, наоборот, его надо удалять.

Аналогия примерно та же самая, как когда строят новый дом.

Чтобы построить новый дом, нужны строительные леса; если их нет, невозможно построить дом. Поэтому так все и идет. Сперва мы возводим строительные леса, которые нам очень помогают в строительстве дома, а затем, после того как дом построен, эти строительные леса уже начинают просто мешать. Иной раз заходишь в какой-нибудь магазин или еще какое-нибудь заведение, которое облеплено строительными лесами, так там вообще не видно, куда ты входишь, надо какими-то коридорами идти. В общем, это страшно мешает.

Точно так же и эгоизм. Это такая функция, если угодно, сущность человеческого существа, которая до определенного момента чрезвычайно помогает, но, с какого-то момента, начинает мешать дальше некуда. Более того, иногда в угоду эгоизму, в угоду этим строительным лесам начинают сносить основное здание! То, что совершенно вызывает непонимание.

Так и человек. До тех пор, пока у него сознание, проявленное в этой Вселенной, и, соответственно, энергия, проявленная в этой Вселенной, слабенькие, маленькие, ограниченные, то нужен какой-то центр кристаллизации. Центр роста, что ли. Вот этим центром роста и является эгоизм, потому что все размыто, все размазано.

Ведь, собственно говоря, наша Пуруша, наше высшее «Я» имеет отношение к нашему телу ровно такое же, как к стоящему напротив нас стулу. В плане того, что оно не соединяется с ним, но оно высвечивается через (в данном случае через наше тело).

И до тех пор, пока это тело слабенькое, у какой-нибудь инфузории-туфельки или бактерии, ни о каком разуме там еще речь и близко не идет. Там есть очень-очень слабая форма проявления сознания.

Но сразу же спросят: «Каким образом проявляется сознание у какой-нибудь бактерии или одноклеточной водоросли?» Вот оно и проявляется посредством тех механизмов, которые у нее есть. Допустим, если она сталкивается с агрессивной средой, она как-то ощущает своей мембраной, и ее сознание высвечивает то, что что-то начинает меняться. Но это все, безусловно, очень слабо, очень и очень слабо. Однако все-таки достаточно для того, что это первое зернышко сознания есть даже у бактерии. И принципиально оно ничем не отличается от человеческого сознания.

Но надо это сознание растить. Делать его сильным, крепким. И поэтому надо как-то привязаться. И вот как бы душа бактерии самоотождествляется с самой бактерией, ну, на время жизни той, безусловно, дабы сделать это таким знаменем, вокруг которого сплотится армия. Если надо сплотить армию, то надо знамя. Если нужно построить государство, то нужен лидер. И так далее, и так далее.

И вот в этот момент эгоизм начинает проявляться все сильнее и сильнее. И он как бы становится центром преломления, центром интереса: высшее «Я» само связывает себя с тем, чем оно не является, дабы преумножить энергию и силу. Из жизни в жизнь эгоизм крепнет, и, соответственно, энергия и сила все больше-больше прибывают. У какого-то дерева уже его больше, оно больше стремится к выживанию. У животного еще больше. У высшего животного уже начинает формироваться то, что называется интеллектом.

То есть если у инфузории-туфельки, с точки зрения ее тела, нет особо выделенных областей, сознание пропитывает ее смутно, но всю, если угодно, целиком, то на более высших стадиях развития, когда уже существо многоклеточное, среди клеток этих есть своеобразная «каста жрецов». Происходит разделение клеток по функциям, разделение механизмов по функциям, где сознание светится гораздо сильнее, чем в других частях тела.

И таким образом благодаря эгоизму, благодаря тому, что есть центр сосредоточения сознания и энергии, за долгие-долгие годы эволюции удается построить вот эту когорту, ну, я уж не знаю, как это сказать, таких высших функций, которые называются интеллектом. То есть интеллект формируется.

Безусловно, с физической смертью клетки умирают. Но эти тонкие структуры потом возобновляются на том уровне, где была предыдущая остановка. Фактически даже остановки нет, а рождение и смерть подобны переходу из одной комнаты в другую. Собственно, ничего не меняется.

И вот благодаря эгоизму, сосредоточению сознания и энергии на какой-то определенной области, эта область становится все более утонченной. Все четче она пропускает лучи сознания, все легче она управляет вовлеченной энергией, и из нее формируется тончайший инструмент — это наш разум.

Еще раз остановимся на этом: в западной традиции разум — и разум. А если мы возьмем санскрит, то там целый спектр подразделений для обозначения того, что мы называем общим словом «разум». Там есть манас, там есть буддхи, там есть читта.

Но факт тот, что разум (не будем сейчас санскрит добавлять) сформировался только лишь благодаря эгоизму. Не будь эгоизма, формирование разума шло бы еще очень долго.

Ученик: По какой причине?

Вадим Опенйога: Да потому что не было бы вот этого центра кристаллизации. Не было бы центра сосредоточения усилий.

Еще раз! Потому что для нашего «Я» любой атом во Вселенной равнозаменяем. И если мы привязываемся к своему собственному телу, то делаем мы это только лишь из-за этой способности — эгоизма, или, что близко к ней, — из-за привычки цепляться именно за эти атомы, а не за какие другие.

Ученик: Как бы отождествление?

Вадим Опенйога: Да! Теперь второй вопрос: каким же образом это происходит?

Когда интеллект отточен, когда эгоизм сделал все, что он только мог сделать, когда интеллект развит, начинается следующая стадия. Человек с помощью интеллекта осознает, что у него есть эгоизм. Потому что до тех пор, пока у него не сформировался интеллект, такого понятия даже ввести нельзя. Инфузория-туфелька вряд ли думает, что у нее есть эгоизм (хотя у нее есть эгоизм), потому что ей думать нечем еще.

Так вот прежде чем избавляться от эгоизма, надо понять, что он есть. А прежде чем понять, надо более или менее сформировать эти тонкие структуры восприятия разума. Причем необязательно это должен быть разум жестко-аналитический.

Я иногда встречаю людей, у которых очень интересно разум сформирован. У них аналитическая часть не то чтобы не развита, но она на задворках. Однако они как-то умудрились сформировать интуицию. Встречаешь девчушку в каком-нибудь селе. С точки зрения аналитических способностей, это явно не профессор математики. Но в то же время она уже начинает отказываться от эгоизма. Даже еще не развив аналитику.

Ученик: Почему она так делает?

Вадим Опенйога: Да потому что она развила более серьезную часть интеллекта, высшую часть интеллекта — интуицию, которая стоит на порядок выше. Нет смысла вытягивать аналитический разум, если у тебя развита интуиция. Ты можешь на этом много времени сэкономить.

Но, так или иначе, все равно эта высшая функция должна быть сформирована. Как только она сформирована, как только приходит либо логическое осознание, что есть эгоизм, либо интуитивное, от эгоизма надо избавляться.

Эта девчушка не может тебе ответить, почему она поступает как бы против себя. Но не то, что против себя – неэгоистично. Но она просто не может по-другому. Вот она так поступает — и все. Вот она всех любит, всем помогает и так далее, и тому подобное. Она сформировала более высокий уровень и уже начинает с него, уже все, она поняла – есть эгоизм, он не нужен. Она же, такое слово, чувствует даже где-то. Слово «интуиция» и слово «чувствовать» вроде как пересекаются. Начиная с этого момента эгоизм подобен чемодану без ручки. Нести тяжело, а вроде как привязан к нему. Или как золотая гиря, к которой ты прикован. Вроде она тебе так дорога, но попробуй ее потаскай. Или как эти строительные леса, когда здание полностью достроено, уже вообще нечего там делать, по большому счету, а строительные леса настолько крепки. Их опять продолжают укреплять, делать сильнее. Вот ловушка!

В духовном плане это очень болезненная ловушка для человека, если он вовремя это не поймет. Потому что с этого момента жизнь его будет превращена в адские мучения, то есть не будет обоснования, а для чего, собственно, нужен эгоизм? Для чего нужны эти строительные леса?

Ученик: Но еще здесь надо понять, мне кажется, что такое сам по себе эгоизм, прежде чем от него…

Вадим Опенйога: Да, но это как раз я оставил, что называется, на закуску.

Мы сейчас рассматриваем эгоизм вообще, с точки зрения человеческой природы. Мне важно привязать это к жизни, а потом объяснять, что же такое есть эгоизм и как он возник.

Так вот, начиная с этого момента, человек должен, точнее, человек никому ничего не должен, но сама жизнь заставляет его от этого эгоизма избавляться. Человек по привычке начинает думать эгоцентрично вокруг себя, как пуп Земли. Вот все-все-все вертится, а он понимает, что это перестало удовлетворять. Не чувствует, что за этим что-то есть. Наоборот, все попытки себя как-то холить и лелеять приводят к тому, что они не приносят какого-то смысла, удовлетворения.

И с этого момента, если человек стал на путь духовного развития, он начинает этот эгоизм ломать. И выглядит это достаточно все смешно. На протяжении стольких лет эволюции строил, а теперь начинает ломать то же, что сам построил. И, с одной стороны, это глупо, да? А, с другой стороны, ничего глупого.

Эгоизм, сам по себе не нужен. Нужно это здание.

Ученик: Как ступенька?

Вадим Опенйога: Как ступенька! Абсолютно правильно!

И если человек начинает его грамотно ломать, то тут возникают всякие чудеса. Даже если что-то он в плане интеллектуальном или каком-то с помощью эгоизма не достроил, но понял, что есть эгоизм и начал его уничтожать, волшебным образом все достраивается. Само собой. То он каждый кирпичик прилаживал к стенке, каждый гвоздь забивал — сам строил, а тут, начиная убирать этот эгоизм и показав это здание для всеобщего обозрения, вдруг откуда ни возьмись берутся строители, которые говорят: «О-о-о, да-да-да! У тебя там не достроено, мы сейчас сделаем». Ты даже ничего не говоришь — они доделывают все самым лучшим образом. Вот такая логика.

Соответственно, человек становится все менее и менее эгоистичным, менее и менее цепляющимся за свое представление о себе, и достигает все больших и больших высот в духовном развитии до тех пор, пока вообще не выходит из этого мира, отработав полный цикл задумки Творца Вседержителя.

А вот теперь мы рассмотрим эгоизм с той точки зрения той, которая дана в «Йога-Сутре» Патанджали.

До этого мы рассматривали эгоизм, что называется, с жизненных позиций, обычных. А теперь рассмотрим с точки зрения философии и устройства человеческого тела, метафизики, если угодно.

Каким же образом возникает эгоизм и что такое эгоизм? И здесь надо сразу ответить, дать определение, что же такое эгоизм. Потому что под этим каждый человек может подразумевать все, что угодно. Например, кто-то от тебя хочет что-то получить; ты, может быть, по совершенно разумным причинам ему в этом отказываешь, а тебя называют эгоистом. Кто-то по-другому использует это слово, кто-то — по-третьему. Большой спектр.

Ученик: Но что же подразумевается под эгоизмом в йоге?

Вадим Опенйога: В йоге, как ни странно, этот термин лишен эмоциональной окраски, как в обыденной жизни. То есть он не имеет негативной эмоциональной окраски. Это просто факт. И означает термин «эгоизм» следующее: мы по неведению отождествляем себя с тем, чем мы не являемся.

Наша Пуруша, наше высшее «Я», которое не является ни телом, ни мыслями, ни разумом, ни эмоциями — ничем, отождествляет себя с телом, с разумом, с эмоциями, с чем угодно дальше. И мы цепляемся за свое тело, хотя по абсолютному счету мы не имеем к нему никакого отношения. Мы сами по себе, а оно само по себе. То есть тело — это всего лишь инструмент, это всего лишь рубашка, это всего лишь перчатка, в которой рука есть. Это всего лишь инструмент, через который вот это наше высшее «Я» оперирует в этом мире. Но само по себе оно не имеет к нам никакого отношения. Однако для того, чтобы, как мы уже с тобой рассмотрели, эгоизм возник, была применена вот такая самая сильная вещь в этом мире, или самое сильное средство, самое сильное снадобье, которое называется майей. Одно из значений этих слов — это «то, что дает неведение».

И вот мы по неведению, по неведению того, чем мы являемся на самом деле, начинаем привязывать себя ко всему, что ни попадется, прошу прощения, на глаза. А в случае с инфузорией-туфелькой, где еще, собственно, и глаз нет, — привязывать себя к первому попавшемуся удобному конгломерату белков или каких-то более сложных структур.

Вообще удивительно, как только начинаются какие-то такие важные вещи рассказываться, на улице всё выть начинает, пищать, и телефоны звонят, и соседи бьют в стенку. То ли мы так ломаем скорлупку этого мира, этого неведения, что оно все сопротивляется и трещит, то ли я вообще не могу понять, что происходит?..

Так вот, из-за того, что мы не знаем своей природы, по неведению, мы начинаем отождествлять себя с тем, чем мы не являемся, то есть с тем, что попадется под руку. И в далекой-далекой-далекой эволюции, давным-давным-давно нам попался, не знаю… элементарный атом, и вот мы к нему как бы привязались. То есть вот у нас есть наше «Я» и его сознание, которое высвечивает, и вот попалась этому сознанию «Я» первый кусочек материи в этой Вселенной, как бы внутри этого мира, потому что «Я» — оно как бы снаружи этого мира, оно не в этом мире. И вот мы – хвать! — и отождествились. Сперва сознание, а за сознанием подтянулась и энергия, и она – хвать! – и всё. Мое! Мой домик, мой кусочек, мой атомик.

Дальше – больше. О, еще один атомик! Еще-еще-еще! И везде влияние, везде «Я», то есть я своим сознанием, как стержнями, все это пронизываю, а моя энергия, как клей, все это склеивает. Понимаешь? Я вот медузообразный такой какой-то, центр. Вот благодаря этому сформировалось тело.

Копнем еще глубже.

Мы дали определение, что такое эгоизм через неведение. Но Патанджали дает еще более, как бы это сказать, утонченное определение эгоизма. Это сочетание видящего и средства видения.

Это более утонченный разворот в описании, более утонченный и дающий, может быть, некий свой акцент. И говорит он о следующем: когда-то давным-давным-давным-давно был Видящий.

Ученик: Кто этот Видящий?

Вадим Опенйога: Видящий – это наше «Я». Наша Пуруша, которая вне этого мира.

А инструмент видения — это разум. Ну, разум – это на уровне уже человека, а до тех пор, пока он плохо сформирован или вообще не сформирован — это аналог разума, я уж не знаю, какой он действительно у инфузории-туфельки.

Ученик: Психика?

Вадим Опенйога: Или какая-то реакция на что-то… То есть фактически под разумом можно понимать все ее тело, если брать такую вот часть не тонкую, а грубую. И сочетание двух этих вещей порождает эгоизм. То есть…

Ученик: Тождественность.

Вадим Опенйога: Тождественность, да.

Нам кажется, что инструмент, с помощью которого мы смотрим, и является нами самими. Вот мы смотрим через разум, нам кажется, что мы и являемся этим разумом. И, соответственно, здесь есть такой как бы бег по кругу.

До тех пор, пока ты отождествляешь себя с разумом, ты ни одной духовной высоты, по большому счету, никогда не ухватишь. Потому что разум изменяется.

Это то же самое, как тянуть себя за волосы в попытке приподнять. Понимаешь? Вот точно так же: пока человек оперирует и находится на уровне разума, достаточно трудно говорить о каких бы то ни было духовных прорывах. Потому что точно так же трудно себя вытащить за волосы.

И можно сколько угодно, бесконечно дискутировать на философские темы, сравнивать одну йогу с другой йогой, одну религию с другой религией и одну метафизику с другой и так далее, и так далее. Но это будет, по большому счету, превращаться все в болтовню если это не ведет к осознанию того, что Видящий, то есть наше «Я» и инструмент видения, наш разум, – две большие разницы.

Поэтому если ты встречаешь болтунов, которых много… Есть такие люди, которым лишь бы поговорить, поспорить, доказать одну истину, потом доказать прямо противоположную истину. Некоторые даже думают, что они что-то понимают в этом мире. Более того, они на всех смотрят свысока. Они думают, что они уже такие умненькие, а это вокруг все — лохи беспросветные. Им даже скучно среди этих лохов беспросветных, настолько им кажется, что они уже все знают, настолько они – тертые калачи. А на самом деле они всего лишь вращаются в этом болотце разума и даже не в состоянии понять, что они сидят в самой надежной тюрьме. Самая надежная тюрьма – это та, о которой ты не знаешь, когда ты думаешь, что ты свободен.

Вот, пожалуй, такой комментарий я бы дал на шестой афоризм второй главы «Йога-Сутр» Патанджали.

Следующий!

Ученик: Следующий, седьмой афоризм.

7. Влечение неразрывно связано с наслаждением.

Комментарий Вьясы: Желание, жажда, страстное стремление к наслаждению или к средствам его достижения, [возникающие] у познавшего наслаждение при воспоминании о прошлом наслаждении, и есть влечение.

Вадим Опенйога: Еще раз афоризм сам. Ученик:

«Влечение неразрывно связано с наслаждением».

Комментарий Вадима Опенйогаа: Дальше у Патанджали идут описания…

Ну, хорошо, возник эгоизм. А дальше что? Дальше Патанджали начинает описывать, какие следствия из того, что возник эгоизм.

А следствия следующие: если то, с чем ты себя отождествил, испытывает наслаждение, то возникает такое понятие, как влечение. Мы хотим чего-то. Мы начинаем к чему-то стремиться. И здесь дано достаточно простое и логичное объяснение, почему возникает это влечение.

Оно возникает только лишь исходя из опыта, предыдущего опыта, когда мы что-то подобное делали и получали наслаждение. Сейчас тебе принесут мексиканское блюдо или китайское какое-нибудь или еще какое-нибудь экзотическое: что-то такое черное, непонятное, перемешанное. Ты будешь на это смотреть с опаской и вряд ли съешь. Но это может оказаться вкуснейшим корнем какого-нибудь экзотического дерева, и если ты хоть раз попробуешь его, в следующий раз, когда ты это увидишь, ты уже сразу будешь брать. А потом уже будешь стремиться к нему: «А где же то изысканное блюдо?» Да? Вопрос другой. С точки зрения эгоизма, что же является влечением, точнее, что же является наслаждением? И хорошо это — испытывать наслаждение или испытывать наслаждение плохо?

Ответ на этот вопрос достаточно любопытен. По большому счету, мы все стремимся к наслаждению. Вопрос в том, какого характера это наслаждение. Если наслаждения нас ведут по эволюционной лестнице, тогда это законные наслаждения. Если же нет, тогда это противозаконные наслаждения.

А дальше вообще оговорка очень странная. Допустим, ты на стадии формирования эгоизма, ты – животное, у тебя не развит разум, и, допустим, тебе получить следующий кусок мяса – это наслаждение. А вот чтобы его получить, ты автоматически начинаешь свой разум воспитывать, заставляешь его работать. То есть это наслаждение ведет тебя вперед по пути эволюции. Понимаешь?

Ученик: Движет?

Вадим Опенйога: Да, движет: твой разум крепнет, твой эгоизм растет.

Один раз ты кусок мяса сожрал, ты окреп, сказал: «Да! Я! Мое! И все куски мяса вокруг мои!». То есть твой эгоизм уже начинает распространяться на все, что можно контролировать. И если ты на стадии еще додуховной, это хорошо для тебя. Да, действительно, иди этим путем! Пускай твой разум крепнет! Это будет стимулом для того, чтобы ты шел дальше.

Начиная же со стадии, когда ты с эгоизмом борешься, то же самое наслаждение, когда ты любой ценой выхватываешь у конкурента кусок мяса, будет, наоборот, бросать тебя назад.

Ученик: Просто он не будет приносить такого наслаждения?

Вадим Опенйога: Нет! Даже если и будет приносить наслаждение, это будет, действительно, не то наслаждение. Это будет наслаждение как бы всего лишь для тела.

Ученик: Мелкое?

Вадим Опенйога: Да. И оно перечеркнет наслаждение более тонкое, перечеркнет выход на более высокие уровни.

Но что самое страшное, это будет идти вразрез со следующей ступенью эволюции, когда ты должен от эгоизма отказаться.

На это очень многие ловятся. Все эти мафиози бесконечные, все эти монархи, все эти любители денег, любители власти, когда они не понимают, что все хорошо в меру, что ко всему надо стремиться до определенного предела. Если ты эту меру как бы перескакиваешь, это очень плохо.

Обычно говорят: «Нет, не надо ни к чему стремиться: ни к деньгам, ни к власти». Почему не надо? Надо стремиться! Надо, если ты находишься на этапе эволюции, когда это делать надо. Но, начиная с какого-то уровня, этого делать уже не надо!

Итак, вслед за эгоизмом возникает следующее качество — влечение. Основой для этого качества является наслаждение.

Наслаждение бессмысленно, если нет эгоизма. Что с чем наслаждается, и что чем наслаждается? Если ты себя не отождествляешь с каким-то одним набором атомов, который наслаждается другим набором атомов, то тебе это наслаждение непонятно. А вот если ты себя отождествил с ним, тогда ты получаешь наслаждение.

Но тут есть одна тантрическая особенность. Поскольку реальной связи у тебя с твоим эгоизмом нет, то, соответственно, и реального наслаждения от эгоизма ты не можешь получить.

Ученик: Но если я не могу получить наслаждение, откуда же оно берется?

Вадим Опенйога: Вот здесь и вступает в свои права Тантра, которая говорит: «Ребята, не существует наслаждения вовне. Оно внутри. Ты как бы сам с собой договариваешься, что если кусок мяса, с которым тебя связывает отождествление, то есть эгоизм, получил что-то, что ему полезно, то на высшем уровне у тебя высвободится какая-то часть наслаждения».

Получается, что отождествление есть, а наслаждение-то не идет от тела. Наслаждение идет по более тонкому каналу. Не то, что есть какие-то «провода», по которым наслаждение идет от этого эгоистичного тела, с которым мы себя отождествляем, к нашему высшему «Я».

Нет! Все наслаждение уже у «Я»! Внутри тела нет наслаждения. Нет его и в стакане водки. Нет его вообще ни в чем снаружи. Его нет. Есть только очень хитрый договор, механизм: будешь делать здесь так-то и так-то — там высвободится то-то и то-то. Все! Дальше идем. Следующий афоризм…

Ученик: Следующий, восьмой афоризм.

8. Враждебность неразрывно связана со страданием.

Комментарий Вьясы: То сопротивление страданию или средствам, его вызывающим, отвращение, злоба, гнев по отношению к нему, [которые возникают] у познавшего страдание при воспоминании о прошлом страдании 1, и есть враждебность.

Комментарий Вадима Опенйогаа: Другая сторона возникновения эгоизма, — соответственно, враждебность. Мы что-то не любим, что-то нам не нравится, от чего-то мы стремимся уйти, чего-то избежать. И точно так же, как и в случае с наслаждением, мы отождествляем объект нашей ненависти или нелюбви со своим страданием. Опять же, отождествляем только лишь после того, как у нас уже был опыт. Иначе бы мы просто его не распознали.

Неандертальцу кто-нибудь скажет: «Ты знаешь, сюда сейчас вот метеорит летит». Он ответит: «Ну и что? Ну, летит себе и пускай летит». Он не может еще понять, что если метеорит грохнется, то всем будет плохо. А человек разумный, увидев в телескоп, что летит ужасный метеорит, будет в панике предпринимать какие-то меры, будет всячески стремиться избежать страданий. Это обратная сторона влечения и наслаждения, которое мы перед этим рассматривали.

Ученик: Каких страданий следует избегать, а каких не следует?

Вадим Опенйога: Опять же, если это все идет согласно эволюционному закону, ты должен поступать так, как он велит. Если ты еще на уровне неандертальца и увидел саблезубого тигра, ты понимаешь, что тебе будет совсем невесело в его зубах. Ты начинаешь избегать с ним встречи, всячески его игнорировать, недолюбливать и не уважать: то копьем в него кинешь, то булыжник, дабы его присобачить.

Потом начинают проявляться страдания и попытки их избежать на более высоком уровне. Ты, например, знаешь, что если ты будешь продолжать квакать в бюргерском болоте, то тебя засосет в самый омут, тиной затянет, и ты захлебнешься. Предвкушая эти страдания, ты начинаешь убегать от них в сторону духовности.

Но есть и другой момент. Допустим, ты стал заниматься хатха-йогой. У тебя не гнутся руки и ноги, но ты, даже превозмогая боль, все равно их гнешь.

Ученик: Почему? А как же рекомендации выполнять асаны только в состоянии комфорта? Чтоб было приятно?

Вадим Опенйога: Да, казалось бы, ты идешь против естественного закона не причинять себе ничего такого… неприятненького.

Но ты знаешь, что, преодолевая себя, ты тем самым получаешь что-то большее потом. И ты на это идешь сознательно. Как и наслаждение, так и страдание невозможны без эгоизма. Если эгоизма нет, нет ни наслаждения, ни страдания.

Ученик: А откуда берется страдание?

Вадим Опенйога: Вот этот краеугольный камень! Чтобы ответить на этот вопрос, мы призываем Тантру, которая утверждает: страдания самого по себе нет. А есть, грубо говоря, как и в случае с наслаждением, тонкий такой договор: если будет что-то там сворачиваться на уровне физическом, то на более тонком уровне будет сворачиваться наслаждение. И это нами воспринимается как боль.

Ученик: Боль — это уменьшение наслаждения?

Вадим Опенйога: Можно так сказать. Подобно тому, как темнота — это отсутствие света, точно так же и боль — это отсутствие наслаждения.

Говорят, есть еще промежуточное состояние «не больно, но и не небольно». В некоторых трактатах это иногда еще называют болью без симптомов.

Например, кто-то мне говорит: «Я будто заморожен, мне все равно. Я не наслаждаюсь, но я и не страдаю». Или: «Как камень: ничего не чувствую». Это некий аналог жизни животного.

Ученик: Это тамас глубокий?

Вадим Опенйога: Да. Но по большому счету, это скрытые страдания, потому что что-то не дает проявиться радости.

Это состояние отличается от обычных страданий, которые мы очень жестко ощущаем и пытаемся что-то сделать, как-то изменить ситуацию. А здесь как бы притуплена болевая составляющая, заставляющая нас дергаться и что-то делать.

Это утонченная форма страданий, как ее иногда называют, или как бы самая высшая форма страданий, когда ты боли не чувствуешь, но ты не чувствуешь и радости. Ты как будто заживо похоронен, находишься за гигантской интернетной стеной. И нельзя сказать, что ты даже живешь — как забальзамирован.

Кстати, такие периоды бывают предвестниками серьезной практики йоги.

Но вернемся опять к Патанджали. Итак, вторая составляющая эгоизма — это нежелание чего-то получить. Дальше идем!

Ученик: Девятый афоризм:

9. Самосущная жажда жизни возникает даже у мудрого.

Комментарий Вьясы: У всех живых существ постоянно присутствует такое пожелание самому себе: «Да не перестану я быть! Да буду я [вечно]!» И это пожелание [никогда] не возникает у того, кто не испытал состояния смерти. Тем самым устанавливается достоверность опыта прошлых рождений. И этот аффект — жажда жизни — самосущен 1 даже у только что появившегося червя. Страх смерти, который по своей сути есть проницание (будущего] уничтожения и который не может быть объяснен ни посредством восприятия [как источника истинного знания], ни посредством логического вывода или авторитетного свидетельства, позволяет заключить, что страдание, вызываемое смертью, испытывалось в предшествующих рождениях. И, подобно тому, как этот аффект, [то есть жажда жизни], обнаруживается у крайне невежественных [существ], он точно так же возникает даже у мудреца, познавшего начало и конец [круговорота бытия].

— Почему [так происходит]?

— Потому, что этот бессознательный след испытанного через смерть страдания одинаков для обоих: и для мудреца, и для лишенного мудрости.

Комментарий Вадима Опенйогаа: И еще раз афоризм прочитай.

Ученик:

«Самосущая жажда жизни возникает даже у мудрого».

Вадим Опенйога: Вот афоризм Патанджали о том, что есть такое понятие, как жажда жизни.

Причем, как в дальнейшем здесь в комментариях добавляет Вьяса, она наблюдается как у червя, так и мудреца. Вьяса из этого делает вывод (достаточно любопытная точка зрения): раз есть страх смерти у существа, только что родившегося, которое в принципе не переживало смерть — откуда оно знает, может, это не так ужасно, — то откуда это знание? Это знание – из предыдущих смертей.

Ученик: Значит, был уже какой-то опыт?

Вадим Опенйога: Значит, был опыт по умиранию. И, вероятно, это не самое приятное занятие – умирать, раз мы к нему не стремимся.

Ученик: А, может быть, это условный рефлекс? Генетически передающийся?

Вадим Опенйога: Есть любопытный ответ. С точки зрения случайно возникшего и закрепившегося, может быть, да. Но, с точки зрения передачи опыта, — нет.

Тебя не может породить тот, кто уже испытал смерть. Потому что он уже мертвый. Понимаешь?

Ученик: Не совсем…

Вадим Опенйога: Смотри, говорят: «Вот этот страх смерти мы получили генетически от родителей». А родители-то откуда знали страх смерти, если они сами еще живы?! Кто-то скажет: «От их родителей». Но они-то тоже, когда родили наших родителей, были еще живы. То есть эта цепочка непрерывной жизни с безначальных времен говорит, что это не приобретенный инстинкт, потому что никто из наших предков не переживал смерть до того, как появились, соответственно, наши родители, в общем, следующее поколение.

Ученик: Откуда он, собственно, взялся?

Вадим Опенйога: Кто-то на это говорит: «А это вот такая хитрость, что из всего многообразия возникших существ выжили именно те, у которых каким-то чудом запечатлевается такая программка: как только угроза жизни — сразу же бороться за выживание». А те, у кого не было такой программки, якобы просто вымерли.

Хорошая точка зрения, очень хорошая. Она действительно многое могла бы объяснить, только одного она не может объяснить: вариантов опасности слишком много. Понимаешь? Вариантов опасности очень много, а какова бы не была материальная, чисто генетическая, переносимая информация, она все равно ограничена чем-то. Невозможно передать все варианты поведения! Мало, мало там информации. Ведь еще надо и организм весь построить по этому сценарию, генетически заложенному, а какое уж там поведение?! Но в любом случае это, вероятно, открытие ближайшего будущего в науке. Рано или поздно ученые поймут, что генетически, на физическом уровне, может быть, многое передается, но этим всего не объяснишь. Когда концы с концами перестанут сходиться, будут искать тонкий план. Ну, да Бог с ними, пускай ищут!

Вопрос в другом. Есть жажда жизни, присущая всем, и она идет, как красной нитью. Эгоизм фактически ее сформировал. Инфузория-туфелька слабо понимает, жива она или мертва. Тем более, когда она, например, делится на две. При делении одной на две старая умирает, и возникают две новых? Или остается старое и новое? Сложно сказать. То есть степень самости, степень эгоизма, степень эгоцентризма у нее малая, эгоизм размыт. Потом, по мере того, как эгоизм начинает расти, соответственно, и цепляние за жизнь упрочняется, и у человека оно, может быть, одно из самых сильных. Недаром человек – самое приспособляемое существо. Он везде живет.

Ученик: Борется…

Вадим Опенйога: Борется. Даже в космос уже научился летать и там тоже выживать.

Ученик: Это вопрос сохранения и поддержания тела физического?

Вадим Опенйога: Абсолютно правильно. Но я бы сказал более широко: сохранения и поддержания того, с чем ты себя отождествил.

Ученик: То есть всей индивидуальности?

Вадим Опенйога: Абсолютно! Не только физического тела, но еще и тонкого тела, эмоций, разума, памяти, привычек, своих представлений о себе — всего конгломерата.

Ученик: Но в основном это относится к физическому телу? Возникает какая-то угроза, например, порезался, тут же – раз! – и хватаешься за физические ощущения…

Вадим Опенйога: Нет, не обязательно. Если, допустим, ты интеллектуально себя осознаешь, отождествляешь себя с тонким телом, ты точно так же начинаешь предпринимать какие-то шаги в направлении сохранения и поддержания тонкого тела.

Здесь опять отмечу: хватание за жизнь бессмысленно, если нет эгоизма. А за что хвататься, если его нет? Мы хватаемся только за то, с чем мы себя отождествили. Но мы не являемся этим!

В тот момент, когда человек действительно познает, что он – нечто совсем иное и Высшее, он перестает хвататься за свои представления о себе.

Причем, цепляемся мы не обязательно за тело. Это может какой-нибудь иной вариант. Помнишь, у писателя-фантаста Беляева в «Голове профессора Доуэля», эта голова в каком-то питательном растворе жила? Собственно, уже и тела-то нет…

Когда ты понимаешь, чем ты являешься, ты перестаешь хвататься за то, чем ты не являешься. Тебе, на самом деле, начинает быть наплевать на это. Вот только тогда исчезает страх смерти окончательно и бесповоротно. Потому что забываешь об этом, как забываешь о рубашке, которую ты носил десять лет назад. Где она сейчас? Сгнила на какой-нибудь помойке. Ты о ней много думаешь? Нет. Тебе до нее дела нет. Точно так же и здесь: человек перестает заботиться об этом всем механизме, и это, может быть, высшая степень отсутствия эгоизма. Высшая степень.

Ученик: Но это уже полное просветление?

Вадим Опенйога: Да, это полное освобождение, полная независимость ни от чего. И все обычно говорят: «Ой, как плохо, бедолага: и тело у него все распадется, и он останется без тела». Но никто почему-то не спешит подумать над этим вопросом, а ведь, как правило, когда человек достигает такой способности, он может плодить себе тела. Он может сбросить одно тело и тут же сотворить другое, может в него перейти. То есть по мере удаления эгоизма начинают приходить какие-то способности, которые нам кажутся совершенно фантастическими.

Ученик: Выходит, можно тело вечно поддерживать?

Вадим Опенйога: Абсолютно точно. Отсюда все многочисленные байки о бессмертных. Красной нитью проходит через алхимию тема – эликсир бессмертия.

Иногда спрашивают, а, действительно, реальность или вымысел — бессмертие? И ответить на этот вопрос просто. С точки зрения вашего представления о том, что у вас будет вечное бюргерское тело, которое вечно будет страдать от чего-то в каком-то забальзамированном виде, — вот это вы называете бессмертием? Так это легко достигается, как говорят многие традиции духовные. Действительно есть практики, есть специальные химические снадобья. В древности, вероятно, они были более широко известны, чем у нас, и такого плана бессмертных было много.

Ученик: Поддержание каких-то энергий?

Вадим Опенйога: Да, просто поддержание тела.

У тебя есть рубашка, и ты можешь ей пользоваться, как тебе заблагорассудится, а можешь каждую пылинку с нее сдувать, не подвергать никаким воздействиям, или пропитать ее какой-нибудь жидкостью, которая бы вообще не давала ей разрушаться. Но такая жидкость не может не давать разрушаться, она может только замедлять процесс разрушения.

Собственно, это нельзя назвать процессом бессмертия. Потому что, с точки зрения человеческой, прожить десять тысяч лет представляется бессмертием. А прожить миллион? Да ни у кого даже мысли такой!

Вот все говорят: «Хочу жить вечно». А при более детальном изучении ты понимаешь, что для него есть предел такой «вечной» жизни — это 10-20 тысяч лет, не больше. Потому что дальше начинает меняться все: он привык к каменному веку, а тут уже тебе ракетопланы какие-то летают. Поэтому это бессмертие легко достижимо. Но фактически это не бессмертие, а продление жизни тысяч на 20-30 лет.

Ученик: Да, но в любом случае все, что рождено, разрушится.

Вадим Опенйога: Абсолютно правильно! Как бы ты не бальзамировал свою рубашку, ты понимаешь, что она рано или поздно распадется на атомы. Потому что, в конце концов, атомы сами тоже распадаются. Соответственно, структура распадается. А есть понятие «истинное бессмертие».

Ученик: Что это значит?

Вадим Опенйога: Истинное бессмертие – когда ты не хватаешься за эту рубашку и не пытаешься ее забальзамировать, а когда ты, за нее не цепляясь, всегда ее можешь воспроизвести, если она тебе нужна. Она у тебя уничтожается, но бессмертие достигается как бы не с точки зрения рубашки, то есть не с точки зрения эгоизма.

Ведь когда человек говорит: «Хочу бессмертия», он хочет бессмертия не своему «Я», а своему эгоизму. Он хочет, чтобы его представления о себе самом законсервировались. Миллиардер хочет бессмертия. А также хочет быть лысым, с золотыми зубами или платиновыми, или у него вставная челюсть, старым, магнатом, все контролирующим, сидящим на Уолл-стрит. И вот в таком состоянии он мечтает еще жить, жить и жить. И он цепляется за бессмертие. Вернее, за то, что он называет бессмертием. А на самом деле он цепляется всего лишь за поддержание оболочки. Он ею не является. Поэтому это не бессмертие — это не пойми что.

А вот истинное бессмертие – это когда ты действительно бессмертен с точки зрения абсолютной не на двадцать тысяч лет, не на сто тысяч лет, даже не на миллион. А вообще, в принципе, вне времени. И ты не цепляешься за форму. Но ты не теряешь нить, которую мы со смертью как бы забываем. Ты не теряешь эту нить.

Поэтому бессмертный может умирать и рождаться. Любопытно, да? Бессмертный, который умер и родился! Вообще, нонсенс! Да? Он умирает и рождается, не потеряв непрерывность этого восприятия, сознания. То есть это для него, как игра, как переход из одной комнаты в другую. Или высшее бессмертие, когда человек действительно поднялся до этого уровня.

Вот именно к такому бессмертию по-настоящему все стремятся. Все остальное, еще раз говорю, — это просто бальзамирование. Это живой труп — ходящий, припудренный каким-то порошком, дабы не рассыпался.

Достигается бессмертие только при отсутствии жажды жизни. А жажда жизни исчезает лишь с исчезновением эгоизма. Бесполезно биться с жаждой жизни. Будь ты сколь угодно храбрым. Мне рассказывают, например, что, мол, вот тот человек безрассудно храбрый. Я обычно говорю, что он не безрассудно храбрый. Он тупой. Он не понимает опасности. Если бы он ее досконально ощущал и понимал, у него тут же проснулся этот инстинкт, если угодно, это качество — жажда жизни. И он еще верещал бы и не стал так безрассудно поступать. Но иногда это ощущение просто притупляется. Это степень, скорее, тупости, а не хладнокровия.

Настоящее хладнокровие возникает, только если ты преодолел жажду жизни путем растворения эгоизма. Если у тебя уже эгоизма нет, то у тебя действительно нет страха смерти. Потому что, а что тогда будет умирать?

Ученик: «Я» — оно и так и бессмертно.

Вадим Опенйога: «Я» бессмертно, и поток осознания «Я» не теряется.

При смерти сознание начинает метаться, все забывает и рождается, как белый, как ему кажется, лист. Таким образом, у нас есть пять составляющих, которые, в общем-то, определяют наше поведение.

Первое – это тотальное, глобальное неведение. Это поле. На нем, соответственно, — фундамент из нашего эгоизма.

Тотальное неведение говорит, что мы все путаем, все неправильно воспринимаем, одно считаем другим, другое – чем-то третьим. В нашем конкретном случае, когда проявляется это неведение, мы начинаем считать себя не тем, чем мы являемся. Как следствие: мы к чему-то стремимся, что нравится тому телу, с которым мы себя ассоциируем, или, наоборот, чего-то избегаем — того, что, как нам кажется, этому телу не полезно.

И в довершение так или иначе проявляется жажда жизни как венец этого всего.

Ломать по отдельности каждую составляющую этого здания очень тяжело. Легче всего сломать, если выбить у него почву из-под ног — уничтожить неведение. Тогда все остальные колонны «прекрасные» из вот этих качеств — стремления, ненависти — рухнут сами. Бить надо туда, где легче всего разломить, а не там, где тверже. Легче всего разломить неведение.

Вот такой комментарий можно дать на девятый афоризм второй главы «Йога-Сутр» Патанджали с комментариями Вьясы.

10. Эти [аффекты] в «тонком» состоянии устраняются при свертывании [деятельности сознания]

Комментарий Вьясы: Эти пять аффектов, подобно прокаленным [на огне] семенам, погибают вместе с растворением [в своей первопричине] сознания, которое контролирует жизнедеятельность йогина. Что же касается устойчивых (аффектов], существующих в со­стоянии семени, [еще способного плодоносить], то…

Ученик: и дальше следующий, одиннадцатый, афоризм…

Комментарий Вадима Опенйогаа: Итак, мы рассмотрели пять аффектов, которые воздействуют на наше сознание и заставляют его не быть сконцентрированным.

То есть эти аффекты не позволяют ему рано или поздно изменить преломление сознания в субстанции разума. Это возникает, по большому счету, благодаря этим пяти аффектам. Мы их перечислили: неведение, эгоизм, страстное желание чего-то приобрести, страстное отвращение к чему-то и жажда жизни.

Они подчинены, прежде всего, неведению. Неведение, отнесенное к своему «Я», приводит к эгоизму.

В дальнейшем мы связываем свое «Я» с тем, чем мы не являемся – со своим разумом, со своим телом.

Есть какие-то явления и объекты, которые доставляют нашему телу удовольствие, мы это понимаем, и это вызывает страстное желание. Есть же другие моменты, явления, которые доставляют нашему телу, нашему разуму неудовольствие, боль, страдание, и мы от них стараемся избавиться. То есть мы отождествили себя с куском, грубо говоря, мяса. Если этому мясу что-то приятно, мы к этому стремимся, а если ему неприятно, мы от этого, наоборот, всячески стараемся отпихнуться. В результате этого всего возникает такое понятие, как жажда жизни. Все, что начинает угрожать этому куску мяса, мы воспринимаем как надвигающуюся смерть и всячески от этого уходим. А все, что, наоборот, способствует, мы за это цепляемся и притягиваем.

Но опять-таки помним: первопричина — неведение. Мы вдруг посчитали себя куском мяса и начинаем заботиться об этом куске мяса, как если бы это были бы мы. Конечно же, кусок мяса может развалиться. Конечно же, ему что-то может повредить, а что-то, наоборот, помочь. Вот мы и вовлекаемся в этот процесс гонки за выживание, гонки за поддержание существования этого конгломерата из грубого тела и из разума, что приводит к возникновению жажды жизни.

Вот эти пять аффектов.

Все остальные затемняющие моменты — эмоции, явления, проявления, жадность, гнев, ревность и так далее — это по большому счету производные. Они вытекают из вышеперечисленных базовых аффектов.

Ученик: Как с ними борются, с этими аффектами?

Вадим Опенйога: Борются следующим образом: сперва их ослабляют посредством практики, а затем, когда они находятся полностью в ослабленном состоянии, но все-таки еще способны прорасти, мы окончательно эти аффекты прокаливаем, делаем их нежизнеспособными. А прокаливаем тонкими практиками — практиками различения, практиками приобретения знания.

Ученик: А что это значит? Что мы поймем? Приобретем знание чего?

Вадим Опенйога: Знание, в первую очередь, того, чем мы являемся, чем является наше «Я». После этого уже ни один аффект не может плодоносить.

Итак, вот у нас, на нашем огороде выросли сорняки. Бурным цветом. И они разрослись. Совершенно не пройти среди них. Что мы делаем?

Мы методом практики вначале вырубаем самые явные сорняки, потому что каждый из них тысячи и тысячи семян выбрасывает, значит, засеивает нашу почву. Но даже после того, как мы вырубили все сорняки, на этом поле, где нет видимых сорняков, остались их семена, и на следующий год, как только возникнут условия, все то же самое вырастет по-новому. Чтобы этого не допустить, надо каким-то качественным образом изменить ситуацию, в частности, если бы это было возможно, взять — и прокалить всю почву. Выжечь. Тогда даже семена сорняков, находящиеся в ней, останутся внешне примерно такими же, но они уже не смогут причинять затемняющего действия на наше сознание. По этому же принципу работает и йога.

Идем дальше.

11. их функционирование должно быть устранено посредством йогического созерцания.

Комментарий Вьясы: Проявления аффектов в своих грубых формах, после того как они были ослаблены йогой действия, подлежат устранению посредством [различающего] постижения, [то есть соответствующего вида] йогического созерцания, пока они не будут доведены до «тонкого» состояния, а затем и до состояния «прокаленного семени». Подобно тому, как сначала стряхивается грубая грязь, попавшая на одежду, а затем уже устраняется и тонкая с помощью [определенного] усилия и [различных] средств, так и «грубые» проявления аффектов [требуют] незначительного противодействия, а «тонкие» — противодействия весьма большого.

Комментарий Вадима Опенйогаа: Это продолжение той же самой темы. Когда ты видишь поле, полностью заросшее сорняками, хоть это внешне и выглядит угрожающе, никто, однако, не мешает тебе все это вырубить. Это просто, и это наглядно: раз-раз-раз, порубил, были — не стали.

Иногда бывает такой участок, где, как в джунглях, — не пройти. Просто не пройти! У меня воспоминание детства было: один такой участок, полностью заросший камышом. И надо было его вырубить, а он мало того, что зарос камышом, он еще ползучими растениями был переплетен. Там просто пройти нельзя было, и это очень большое впечатление производило. Действительно, как джунгли. Потребовалось много усилий, чтобы это все вырубить. Но остались семена. Вроде все уже вырубили и сожгли, казалось бы, чистое поле. Но, во-первых, остались семена, а, во-вторых, у камыша остались корешки. А камыш – очень интересное растение, как бамбук: если маленький кусочек корешка останется в земле, ты его можешь взять, порезать на мелкие-мелкие кусочки, и из каждого малюсенького кусочка будет расти новый побег. Они слабые, но все равно растут! И вот это чувство, что ты фактически все сделал, а оно опять продолжает расти…

В йоге мы наблюдаем те же самые эффекты. Как это ни странно, когда мы начинаем заниматься практиками йоги, мы достаточно быстро достигаем неких сверхспособностей, мы быстро достигаем тех или иных результатов, иногда быстро достигаем какого-то необычного образа жизни. Например, удаляется человек, допустим, куда-то, попрактиковал — и вырубил эти все сорняки. Сразу солнце засияло, сразу стало ему просторно, и он, такой радостный, возвращается опять в жизнь. Но внутри в нем все-таки остались семена. И вот он попадает в обычную ситуацию жизни, живет-живет и вдруг с ужасом для себя замечает, что-то, с чем он боролся, опять начинает прорастать, как-то незаметно, потихоньку, совсем с другой стороны.

По этой же причине грубые проявления тех или иных аффектов можно вырубить достаточно легко и просто, а вот избавиться от семян, которые только и ждут благоприятного момента, чтобы прорасти, — это достаточно трудно. Чтобы избавиться от них, нужна достаточно тонкая медитация, медитация, во-первых, различения, осознания того факта, как тот или иной аффект возникает. Тем самым мы как бы локализуем эти семена в почве. А после того, как мы их обнаружили и локализовали, мы их прокаливаем раз и навсегда в огне высшего сосредоточения, высшего самадхи. И тогда они уже не плодоносят. Но понятно, что выковырять маленькое семечко гораздо труднее, чем срубить большое-большое дерево.

Дальше идем!

12. Скрытая потенция кармы, имеющая [своим] корнем аффекты, может ощущаться [как] в видимых, [так и] в невидимых [формах] рождения.

Комментарий Вьясы: В этой связи скрытая потенция благой и неблагой кармы возникает из влечения, жадности, ослепления и гнева. И она, [эта скрытая потенция], может ощущаться как в видимом, [то есть настоящем], рождении, так и в рождении невидимом, [то есть будущем].

Здесь [скрытая потенция], которая реализуется с высокой сте­пенью интенсивности благодаря повторению мантр, подвижничеству, йогическому сосредоточению или же вследствие почитания Ишвары, божеств-[наставников], великих риши и достойных высокого уважения личностей, немедленно приносит [соответствующий] результат. Такова скрытая потенция благой кармы.

Аналогичным образом, когда снова и снова причиняется зло тем, кто охвачен страхом, больным или калекам, или тем, кто доверчив, или тем, кто достоин высокого уважения, или подвижникам, тогда вследствие высокой интенсивности аффекта эта скрытая потенция дурной кармы также приносит немедленный результат.

Подобно тому, как юный Наидишвара, оставив свою человеческую форму, преобразился в бога, так и Нахуша, правитель богов, покинув свою форму существования, воплотился в животном мире 1.

Что касается обитателей адов, то в них нет скрытой потенции кармы, которая может ощущаться в видимом рождении, [то есть в их наличной форме существования], а у тех, кто полностью осво­бодился от аффектов, отсутствует скрытая потенция кармы, которая может ощущаться в невидимом рождении.

Ученик: Всё.

Комментарий Вадима Опенйогаа: Итак, понятие кармы здесь представлено в двух видах. Это так называемая текущая карма и скрытая карма.

Вот мы прожили как-то миллионы своих предыдущих жизней, и есть последствия от того, как мы их прожили.

Так вот, даже в нашем сегодняшнем существовании карма проявляется в двух видах. Первый — та карма, которая уже плодоносит, и мы имеем определенное рождение, в таких-то условиях, и наша продолжительность жизни должна, согласно этим условиям, определяться таким-то сроком. Но, тем не менее, мы носим в себе еще и другие отпечатки кармы, которые не могут прорасти в этом рождении, потому что нет надлежащих условий. И они, может быть, ждут следующего рождения, чтобы уже там проявиться в полной мере.

Соответственно, бывает и обратная ситуация. Допустим, человек прожил полжизни Бог знает, как. Потом начинает заниматься йогой, и вдруг эта йога у него начинает идти со страшной силой, то есть он достигает успеха большего, чем другой человек, который всю свою сознательную жизнь этим занимался.

Ученик: Почему так случается?

Вадим Опенйога: Да вот именно потому, что создались благоприятные условия для разворачивания положительной кармы! А так как, вероятно, этот человек в прошлой жизни уже занимался йогой, то в этой жизни он достаточно быстро вышел на тот уровень, на котором он закончил в прошлой жизни.

То есть благая карма, таким образом, может иногда проявляться очень быстро и очень сильно.

Пианисты или скрипачи знаменитые уже в детстве начинают играть и за какие-то несколько лет достигают такого мастерства, на приближение к которому обычному человеку требуются несколько десятилетий. То есть это скрытая, невидимая карма начала проявляться. Она была до того момента, как человек начал изучать музыку или начал заниматься йогой, но была невидима. Она присутствовала: нельзя сказать, что в человеке не было этой благой кармы. Она была, но никак не проявлялась. И как только наступил соответствующий момент, эта карма тут же развернулась, она не ждала ни секунды.

Точно так же ведет себя и отрицательная карма. Иной раз человек рождается в очень порядочной семье, ведет совершенно приличный, пристойный образ жизни, и все говорят: «Ой, какой он замечательный и чудесный!» Но по достижении какого-то возраста или попадании в те или иные условия, или еще по какой-либо причине, вдруг все меняется. И человек из доброго превращается в злобного. У него появляются какие-то совершенно не те склонности, и все говорят: «Как же такое может быть? В такой хорошей семье, с такими хорошими родителями, с такими благовоспитанными манерами, откуда мог появиться такой человек злой?» Эта та же самая ситуация. То есть внутри него дремали зерна этой кармы. И пока он был маленький, превалировала одна карма – положительная, но были зерна отрицательной кармы. Как только настал подходящий период, эта отрицательная карма тут же проявилась. Поэтому мы, в каком бы состоянии мы ни были, не знаем своей предыдущей кармы, мы не помним ее, мы не знаем прошлых жизней.

Ученик: Можно помнить?

Вадим Опенйога: Да. В основном здесь, конечно же, идет разговор о прошлых жизнях. В этой жизни понятно: всё, что в этой жизни – видимая карма, развернувшаяся карма.

Ученик: Допустим, в пятнадцать лет я украл у кого-то мячик или совершил какое-то иное действие. Можно как-то просчитать карму, не то что просчитать, а…

Вадим Опенйога: К какому результату это приведет в дальнейшем?

Ученик: Да. У меня кто-то может украсть в будущем?

Вадим Опенйога: Вообще говоря, у человека, который очень долго занимается йогой, и развивает свои способности, в том числе и интеллектуальные, начинает работать интуиция, прямое постижение. Он начинает видеть карму не только свою собственную, но и карму других людей.

Ученик: Нет, я имел в виду…

Вадим Опенйога: Последствия, да?

Как следствие он иногда может просчитать, к какому конкретному результату приведет то или иное предыдущее конкретное действие. Но, как правило, даже очень развитый йог не может однозначно этого сказать. Потому что, даже если кто-то украл мячик, ведь это было тоже следствием какой-то другой кармы. Возможно, еще в предыдущих жизнях. А какой окрас у нее был, мы не знаем. Иногда внешне отрицательные моменты базируются на глубоких положительных моментах. Иногда кажется, что какое-то внешнее проявление в одну сторону, но на самом деле ситуация, которая привела к ней, совсем в другую сторону. Поэтому это очень трудно просчитать. Очень и очень.

Ученик: А вот такие моменты, которые со мной случаются сейчас… Допустим, встречаю старых друзей, подруг, как-то с ними пересекаюсь… Можно ли считать, что это следствие ранних действий?

Вадим Опенйога: Иногда да. Это ты другой момент затронул.

Ученик: Долгов…

Вадим Опенйога: Да, долгов.

Здесь было сказано в комментарии, что чем больше человек развивается, тем меньше у него остается скрытой кармы. Не явной, а скрытой. У человека святого вообще ее нет, вообще нет скрытых семян. А если они случайно начинают появляться, допустим, святой человек совершил тот или иной поступок, то плоды его настигают уже в этой жизни, они не ждут следующей жизни. Нет очереди, понимаешь?

Ученик: Да.

Вадим Опенйога: Поэтому считается, что это очень хороший знак, когда жизнь не ждет следующих твоих рождений, чтобы ты, так сказать, переиграл ситуацию. Уже в этой жизни тебе предоставляется возможность расцепиться, разойтись и больше никогда с этим не сталкиваться.

Это, знаешь, подобно тому, как человек однажды что-то не доделал, и это висит на нем. Проходит некое количество лет, и жизнь ставит его в точно такую же ситуацию. Может быть, с другими действующими лицами или деталями. Понятно, ту же самую ситуацию невозможно воспроизвести – мир меняется. Но по каким-то определенным критериям ситуация та же самая. И уже в этот раз, в новый раз, человек проходит ее достойнейшим образом. То есть так, как он мечтал это сделать. И всё. Всё: карма разошлась, ты отработал ее.

Но это как погоду предсказывать по приметам. Если же рассматривать с абсолютной точки зрения, то нужно знать: у нас есть карма развернувшаяся и есть внутренние семена. И по большому счету неважно, какие это семена. Неважно, что ты делал раньше.

Если ты делал плохие поступки и ты с полной решимостью намерен их больше никогда не делать, ты просто понимаешь все это. Тут, во-первых, действует это устремление. А во-вторых, силой йоги ты можешь сжечь эти семена, не дожидаясь того, что они предстанут перед тобой в развернутом виде, в виде какого-то явления, как правило, отрицательного.

То есть то, что было, уже было. То, что есть, уже есть. Надо думать о том, что будет.

Ученик: То есть все, что случается,  — это следствие тех результатов, которые были раньше?

Вадим Опенйога: Конечно.

Ученик: И отношение тут должно быть невовлеченное: ты просто отрабатываешь это?

Вадим Опенйога: И это очень хорошо, если ты понимаешь это! Это большой подарок судьбы, если ты видишь последствия своих поступков уже сразу.

Ученик: Почему это подарок?

Вадим Опенйога: Потому что ты начинаешь понимать этот закон причины и следствия.

Ведь почему многие продолжают делать плохие поступки? Они продолжают это делать только по одной причине: они недостаточно развиты, чтобы видеть причину и следствие. Если бы эти люди хотя бы на секунду увидели следствие своих поступков, я тебя уверяю, мгновенно все бы они изменились.

Если ты встречаешь какого-нибудь закоренелого рецидивиста, махрового такого, совершенно непробиваемого, то знай, он такой только лишь по одной причине: он не видит плодов своих поступков. Настолько у него плотная повязка, пелена на глазах, а с другой стороны — такое большое количество энергии, что он продолжает в этом направлении что-то делать. Когда наступает расплата, он, как правило, склонен соотносить ее с чем-то другим. Не со своими предыдущими действиями, а со случайностью. Он говорит: «Вот, какая случайность!» В очередной раз полез кого-то грабить и, вот надо же, случайно посадили его.

Не бывает случайностей! Это просто закон работает: то, что с ним происходит — порождение его же собственного поступка. И вот тут получается такая вещь… Если бы этому человеку показали все хитросплетения кармы, как один поступок через сложную цепочку совершенно неочевидно привел к другому, если бы этот человек хотя бы на секунду осознал это, он бы тут же изменился, будь он хоть пятьсот миллионов раз рецидивист и всю свою жизнь только и занимался злодеяниями.

Это степень неведения, это степень непонимания.

Если же у тебя в этой жизни подобный механизм работает, то, ты знаешь: это означает, что тебя учат. Причем учат не в плане абстрактной теории, а в плане жизни. А когда, ты знаешь, на своей собственной шкуре убеждаешься, что закон работает, ты начинаешь в него верить. Начинаешь понимать, что это не голая абстракция, выдумка каких-то там йогов, которым делать было нечего, вот они законы придумывали. И ты начинаешь уже поступать по этим правилам. Но мы еще коснемся этой темы в дальнейшем.

Ученик: Я хотел еще такой момент уточнить… Вот человек совершил много негативных поступков, потом решил заняться йогой, удалился в пещеру, долго практиковал и сделал много положительной кармы в плане энергии. Он набрал энергии, расширил свое сознание и потом опять возвращается в мир. Там с ним много чего происходит. Карма отрабатывается, но он уже не страдает от своей кармы?

Вадим Опенйога: Да.

Ученик: Такое возможно?

Вадим Опенйога: Конечно! А на это и рассчитано. Знаешь, у буддистов есть поговорка: «Остались страдания, но нет страдающего».

Это вопрос философский…

Когда я был маленький, у меня разбилась машинка. Столько горя было! А сейчас, когда такая же машинка разбилась, мне ни холодно, ни жарко. Таким образом, когда с тобой что-то случается или какое-то обстоятельство происходит, сам факт того, что оно происходит, ничего не значит. Важна твоя реакция на это! Но это одна сторона.

Другая сторона: необязательно искупление кармы происходит так, как ты думаешь; необязательно она к тебе придет именно таким способом, как ты ожидаешь. Более того, в этом-то, может быть, вся прелесть, что ты должен как бы по одному направлению, а возмещаешь по-другому. Потому что тебе по-другому ближе. Так тоже бывает.

И последний момент… Знаешь, есть у христиан хорошая поговорка: «Прощай другим, и тебе простят».

Если ты сталкиваешься с кем-то другим, кто точно так же, как и ты, по неведению, делает что-то не совсем приемлемое, то, безусловно, ты не должен быть идиотом. Безусловно, ты должен на эту ситуацию как-то влиять в положительном плане. Но даже если ты на нее влияешь положительно, все равно эта ситуация оставляет внутри ощущение затаенной обиды или что-то подобное. Это очень трудно понимаемый принцип: сделай все возможное, что бы пресечь подобную ситуацию, но с другой стороны — прощай. И тебе простят. То есть, как ты будешь прощать, так и тебе будут прощать. Как это у христиан сказано: как вы будете прощать должникам вашим, так и Отец Небесный простит вам. Тоже, видишь, ты как бы должен в одном направлении, а отдаешь в другом. И оно компенсирует…

Но в христианстве этот принцип рассматривается с религиозной точки зрения. Хотя йога действительно признает наличие этого высшего существа, Абсолюта, Бога, но можно на самом деле объяснить этот механизм без привлечения Бога.

Вот как подходят буддисты: они же по большому счету не признают наличие Творца. У них нет Бога абсолютного. Вот в чем…

Ученик: Нет личности конкретной?

Вадим Опенйога: Да, у них нет личностного Бога, который все создал. Вот в этом, кстати, одно из больших отличий между йогой и буддизмом, но я имею в виду отличия на какой-то словесной метафизике

Ученик: Даже в тантрическом буддизме…

Вадим Опенйога: А уж про тантрический буддизм вообще трудно что-то сказать. Дело в том, что по большому счету разницы-то нет. Потому что говорить о Боге – это говорить о чем-то запредельном.

Ученик: Просто не говорят об этом.

Вадим Опенйога: Они просто об этом не говорят. И они спрашивают: зачем?

Знаешь, у нас привыкли во всем винить президента. Где-нибудь прорвет водопроводный кран, и все говорят: «Ах, президент виноват! Он должен был!»

Или зарплату не заплатил какой-нибудь местный чиновник местным рабочим, а все говорят, что президент виноват. Президент – ни сном, ни духом. Что ж, вы, ребята, себе такого чиновника выбрали на выборах очередных, что он вас так? Вы сами его выбрали, сами породили эту ситуацию, а теперь пеняете, на президента: мол, он должен за все отвечать.

Ну, конечно же, президент должен за все отвечать, на то он и президент. Но все-таки надо здравомысляще к этому подходить. Первая причина, основополагающая — это вы сами. Вы сами избрали этого чиновника, и он вас теперь наказывает. Да? Точно так же и в буддизме. Говорят, что нет необходимости некоторые явления в жизни объяснять, привлекая такую сущность, как Бог. Слишком уж Она большая. Некоторые моменты можно запросто объяснить, не поднимаясь выше какого-нибудь регионального или районного уровня, или уровня деревни. Да разберитесь вы там со своим председателем колхоза, вразумите его. Не надо идти на самый верх!

Вот примерно так же и буддисты в своей теории кармы (причины и следствия) показывают, что очень многое объясняется механистическим подходом: должен – отдай, да?

Или: породил ситуацию — будь добр, терпи следствие от этой ситуации, некой такой замкнутости, что ли…

Все, что мы делаем, — это причина и следствие. В дальнейшем еще будет много разговоров про карму.

Пойдем дальше!

13. При наличии корня созревание [скрытой потенции кармы обусловливает] форму существования, продолжительность жизни и жизненный опыт.

Комментарий Вьясы: Скрытая потенция кармы начинает приносить плоды [только] при наличных аффектах, но не [тогда], когда корень аффектов выкорчеван. Подобно тому как зерна риса, покрытые шелухой, [или] семена, не обожженные огнем, способны прорастать, но не [тогда], когда они обмолочены или прокалены на огне, так и скрытая потенция кармы становится способной приносить плод, [лишь] когда она окутана аффектами, но не тогда, когда аффекты устранены или когда их семена прокалены огнем истинного знания. И это созревание [плода кармы] — трех видов: форма рождения, продолжительность жизни и [жизненный] опыт.
В этой связи рассматривается следующий [вопрос]: является ли одна карма, [то есть единичное действие], причиной лишь одного рождения, или же одна карма обусловливает многообразные [формы] рождения? И второй вопрос: вызывает ли многообразная карма многообразные [формы] рождения, или же многообразная карма вызывает [только] одно рождение?Неверно [полагать], что одна карма есть [производящая] причина [только] одного рождения.
— Почему?
— Потому что [тогда] у мира живых существ исчезла бы уверенность в безопасности ввиду отсутствия закономерности 1 в последовательности [осуществления] результатов настоящего [действия] и деятельности, накопленной в течение безначального и неисчислимого времени и еще не осуществленной.
А это неприемлемо.С другой стороны, одна карма не есть причина многообразных форм рождения.
— Почему?
— Потому что если каждое единичное действие из множества действий является причиной многообразных форм рождения, то [отсюда] следует, что времени для осуществления результатов остальных [действий] не существует, а это также неприемлемо.Далее, многообразная карма тоже не может быть причиной многих рождений.
— Почему?
— Многие рождения не наступают одновременно; [здесь] необходимо говорить об их последовательности. Таким образом, это [допущение] ведет к уже упомянутой выше ошибке. Поэтому многообразное накопление скрытых потенций благой и неблагой деятельности, [накопление], которое происходит в промежутке между рождением и кончиной, основано на существовании главенствующего и вспомогательного [факторов] 2. Оно проявляется при окончании жизни, [когда], будучи объединенным в едином усилии 3 [и] вызвав смерть, [затем] обретает энергию и производит только одно [новое| рождение. И это рождение, [то есть форма существования], обретает свою продолжительность, обусловленную именно этим действием. На всем протяжении данного существования жизненный опыт [также] обусловлен именно этим действием.Эта скрытая потенция кармы называется тройственным созреванием [следствия] в силу того, что она обладает свойством быть причиной рождения, продолжительности жизни и [соответствующего] опыта. Поэтому скрытая потенция кармы считается относящейся к одному существованию 4.Однако [в случае, когда ее влияние] должно быть испытано в «видимом рождении», то из-за свойства быть причиной [соответствующего] опыта она кладет начало созреванию одного [следствия], а из-за свойства быть причиной [соответствующего] опыта и продолжительности жизни она кладет начало созреванию двух [следствий], как в случае с Нандишварой или Нахушей.Но это сознание, словно рыболовная сеть, сплошь покрытая затянутыми узлами, с безначальных времен перенасыщено следами [бессознательных] впечатлении, которые сформировались вследствие переживания результатов [прежних] аффектов и кармы. Таким образом, этим бессознательным впечатлениям предшествует более чем одно существование. Что же касается скрытой потенции кармы, то считается, что она относится лишь к одному существованию.Те санскары, которые суть причины памяти, и есть [не что иное, как] следы бессознательных впечатлений, и они существуют на протяжении безначального времени. Что касается скрытой потенции кармы, которая относится [только] к одной жизни, она имеет как установленное созревание следствия, так и неустановленное созревание следствия. Здесь прослеживается такая закономерность: уста­новленное созревание следствия должно испытываться в видимом, [то есть настоящем], рождении, тогда как неустановленное созревание следствия должно испытываться в невидимых, [то есть будущих, формах] рождения.
— Почему?
— Потому что та [скрытая потенция кармы], которая должна быть испытана в невидимых [формах] рождения и созревание следствия которой не установлено, имеет три [возможных] исхода: устранение созданного [кармой] без созревания следствия, или растворение в преобладающем действии, или длительное существование в условиях подчинения преобладающему действию, которое с не­избежностью приносит следствие.Здесь устранение созданного [кармой] без созревания [соответствующего] следствия есть то же самое, что и устранение «чер­ной» кармы в результате возникновения «светлой» кармы уже в этом [рождении]. Как сказано в этой связи, «поистине, следует знать, что есть два, и только два [типа] действий: отдельная совокупность [следствий], созданная благими [деяниями], уничтожает [совокупность следствий] неблагих деяний. Поэтому стремись совершать [лишь] благие действия в этой жизни. [Так] мудрые разъясняют тебе, [что есть] карма».Растворение в преобладающем действии [нужно понимать сообразно тому], что сказано ниже: «Если есть небольшая примесь [неблагой деятельности], то она легко устранима; ею легко пренебречь, ибо ее недостаточно, чтобы устранить благое».
— Почему?
— Потому что в моем случае совершено множество других благих (действий]. И когда эта [примесь неблагого] растворяется [в преобладающем действии], даже на небе уменьшить [следствие благого действия] она может в очень малой степени.
— Но что это такое — длительное существование в условиях подчинения преобладающему действию?
— [Объясним]: в том случае, когда существует действие, следствие которого с неизбежностью должно быть обретено в опыте невидимого, [будущего] рождения, то смерть [как таковая] и назы­вается общей причиной проявления этого [действия]. Однако при [действии] с неустановленным созреванием следствия, которое должно быть испытано в невидимом рождении, это не так. Напротив, до тех пор пока не созреют условия, заставляющие проявиться общую причину действий 5, то действие, которое должно быть испытано в невидимом рождении и созревание следствия которого не установлено, может быть или прерванным, или растворенным [в другом действии], или же пребывающим в ожидании [своего часа), будучи в течение долгого времени подчиненным [главному действию].Ввиду отсутствия определенности относительно места, времени и причины созревания результатов [действия] пути кармы крайне разнообразны и трудно познаваемы. [И тем не менее], поскольку исключения не устраняют общего правила 6, скрытая потенция кармы понимается [нами| как относящаяся только к одному [наличному] существованию.

Ученик: Всё.

Комментарий Вадима Опенйогаа: Сложное это, конечно, объяснение. Но давай его рассмотрим.

Итак, карма, любая карма определяется тремя характеристиками: форма рождения, опыт во время этого рождения, продолжительность жизни в рождении.

Что бы ты ни делал в этой жизни, всё по большому счету, после момента смерти приводит к следующему результату, который приводит к новому рождению где-то с соответствующей новой продолжительностью жизни и соответствующим опытом в этом новом рождении. Это некие моменты подведения итогов.

Вот человек говорит: «Жил-жил, прожил жизнь, сделал столько-то положительных моментов, столько-то отрицательных моментов». Кроме того, с предыдущей жизни добавились зерна, не успевшие прорасти в этой жизни (как положительных моментов, так и отрицательных). Это все вместе смешали, взвесили. Преобладает положительный момент — значит, следующая жизнь будет вот в этом положительном моменте. Положительный момент развернется, но семена отрицательного будут ждать своего момента, чтобы потом тоже развернуться.

Более того, человек может прожить жизнь, накопить большое количество положительных моментов и родиться в небесах, в каком-нибудь раю, а потом, исчерпав положительный момент, совершить некие деяния и если чаша весов склонится в другую сторону, он может родиться в каком-то плохом мире. Так из жизни в жизнь передаются как собственно поступки, сделанные в этой жизни, так и семена, которые мы тащим с безначальных рождений. Почему это важно обосновать? Вот ты украл арбуз у кого-то. Приведет ли это к следствию того, что в будущем у тебя украдут тоже один арбуз или у тебя украдут двадцать яблок? Приведет ли одно действие к одному следствию либо одно действие приводит к множеству следствий?

Ученик: Как на это отвечает йога?

Вадим Опенйога: Она отвечает, что непонятно!

Понаблюдай, как дорога идет. Вначале она одна, потом – раз! — на две разбилась, потом каждая из этих двух — еще на десяток разделилась. И вот они идут-идут-идут, потом – раз! – какая-то слилась с другой в одну, потом вливается третья. Бывает момент, когда все сливается в одно, а потом опять расходится, да? Вот точно так же и карма. Единичная карма может привести как к единичному следствию, так и к множественному. Так же и множественные кусочки кармы сольются в одну большую негативную. Знаешь, послушай истории, как рушилась Римская империя: много факторов вдруг сложилось, вроде бы даже случайных (какой-нибудь неурожай, бунт каких-нибудь рабов, возникновение вдруг в соседнем государстве какого-нибудь царя, который становится недружественным, потом какой-нибудь военноначальник оказывается предателем). В общем, много-много мелочей сложилось в то, что империя развалилась.

Или есть точка зрения, почему Великая Октябрьская Социалистическая революция свершилась в нашей стране в семнадцатом году. Одни говорят, что это было все случайно. И начинают перечислять, что началась Первая Мировая война, все были на фронте, все самые честные, дееспособные люди – офицеры – были на фронте, сражались. Окажись они внутри страны, они, понятно, в три дня задавили бы любое восстание. Или, говорят, Гришка Распутин перед этим как-то не так влиял на царя, а царь давал плохие указания военноначальникам. Владимиру Ильичу Ленину немцы вместо того, чтобы арестовать, наоборот, всячески содействовали. Говорят, что плохая была стратегия, и перечисляют большое количество факторов. И вот такой мелочи накопилось-накопилось-накопилось, а потом – ба-бах! – и к такому колоссальному, если угодно, единичному результату пришли. Власть перевернулась. И всё! И 70 лет это была основная тема для размышлений и обсуждений.

Мудрый человек, который занимается йогой, предельно внимательно относится к мелочам. Куча мелочей вместе приводит иной раз к результату плачевному и фатальному. А может быть и наоборот, когда одно какое-то мощное действие, как положительное, так и отрицательное, приводит к целой серии мелких, разбивается на кучу.

Но факт остается фактом. К концу жизни ты приходишь к какому-то набору положительных и отрицательных тенденций. И если к моменту смерти положительных тенденций больше, чем отрицательных, то следующее твое рождение будет положительное. Положительное как бы перекроет отрицательное. Но если к моменту смерти будет наоборот, то ты пойдешь, что называется, «с понижением». То есть в следующей жизни у тебя будет достаточно мрачный опыт. Так мы и тащим за собой вагон положительных дел, вагон отрицательных дел. Пока мы что-то в положительную сторону делаем, мы нейтрализуем отрицательное. Но отрицательное не исчезло. Оно — за нами.

Ученик: Здесь еще нужно определиться, на самом деле, что есть положительное, а что есть отрицательное.

Вадим Опенйога: Я понимаю. Здесь » положительное» и «отрицательное» – это не бытовые наши понятия. Как тебе сказать… Важно, какие ты эмоции при этом испытываешь. Значимо не объективное наличие или отсутствие чего-то, а то, как ты к этому относишься. То есть воспринимаешь ты это как страдание, либо ты воспринимаешь это как наслаждение. Таким образом, мы избавляемся от анализа каждой конкретной ситуации. Просто говорим, что, что бы с тобой ни случилось, это приводит тебя либо в состояние радости, либо печали (я не рассматриваю нейтральный момент – там, где вроде все уравновешено). Если ты приходишь к состоянию радости, это благая карма. Если к состоянию печали…

Ученик: Тогда проще сказать, что карма — это вообще весь набор впечатлений в подсознании, положительных и отрицательных. Вот человек жизнь прожил, и в конце жизни он может сказать: «Да, я жил, максимум положительных впечатлений за жизнь пережил». А другой может сказать, что он больше негативных впечатлений за жизнь набрал. Вот это карма? Хотя, можно накапливать негативные впечатления, будучи миллионером, допустим. А можно дворником быть и положительных впечатлений много набрать.

Вадим Опенйога: Абсолютная правда! Да, в этом-то всё дело. Это в карма-йоге, как ни странно, наиболее сильно рассмотрено, когда ставится такой вопрос: вы хотите чего: вы хотите счастья или вы хотите своих представлений о счастье? Это же две большие разницы!

Мы иногда можем думать, что наше счастье зависит от тех или иных условий. Вот буду миллионером — буду счастливым, а если буду дворником, буду несчастным. Но это, по большому счету, глупость.

Ученик: Почему?

Вадим Опенйога: Да потому что может случиться так, что ты станешь миллионером, но так и будешь продолжать быть несчастным, но уже по каким-то другим соображениям, не денежным, а эмоциональным. А может быть и наоборот. Ты станешь дворником, но будешь практиковать какую-нибудь высшую йогу с партнершей своей, и для тебя все превратится в счастье. Абсолютно все. Ты будешь каждое утро с наслаждением выходить и подметать свою улицу.

То есть мы не можем сказать, что какие-то объективные моменты однозначно говорят, какова будет наша внутренняя реакция на это. Дальше идем!

Ученик: Тяжело читать этот текст…

Вадим Опенйога: Тяжело, тяжело. Комментарии очень тяжелые у Вьясы, но…

Ученик: 14-й афоризм.

Комментарии к афоризмам с 1 по 13 Главы II «Йога-Сутр» Патанджали

1.1. В санскритском тексте atapasvin. Вачаспати Мишра отмечает в коммента­рии: «Подвижничество, или аскетизм (tapas), играет вспомогательную роль в ка­честве дополнительного средства (upayatopayoginam) реализации йоги» [TV И. 1, с. 59].

1.2. В санскритском тексте pratyupasthitavisayajala. Ср. образ mayajala в буд­дийских канонических текстах.

1.3. Ср. [YS I. 23 и 27], а также наш комментарий 27.1.

2.1. В санскритском тексте anaprasavadharminah — букв. «характеризующиеся бездеятельностью».

2.2. В санскритском тексте prati prasavdya kalpisyante. Вачаспати Мишра разъяс­няет: «… [оно] растворится (pravilaya).— Почему? — Потому что его функция завершена. Оно называется так постольку, поскольку его функция, состоящая в том, чтобы положить начало следствия (karyya) в гунах, завершена» [TV II. 2, с. 60].

3.1. В сутре avidyasmitdrdgadvesdbhinivesah pahca klesdh. Любопытно, что в абхидхармистском списке основных клеш (аффектов) перечисляются raga (страсть), pratigha (отвращение), mana (высокомерие), avidya (неведение), vicikitsa (скепти­цизм) и drsti (ложные взгляды). См. [AS, с. 69—70].

3.2. О созревании действия (kannavipaka), определяющего форму нового рождения (jati), продолжительность жизни (ayuh) и тип опыта (bhoga), см. (YS II. 13].

4.1. В санскритском тексте prasupta (спящее), tanu (ослабленное), vicchinna (прерванное) и udana (полностью развернутое).

4.2. В санскритском оригинале dagdha — букв. «сожжена».

4.3. Pratipaksabhavana, т. е. культивирование противоположности. Вача­спати Мишра поясняет в комментарии: «…например, противоположностью не­ведения (avidya) выступает истинное знание (samyagjnana)». См. [TV II. 4, с. 62].

4.4. В санскритском тексте здесь anuserate (ср. anusaya в абхидхармистской психологии [АКВ I. 4, с. 3]). В своем переводе Дж. Вудс приводит толкование Баларамы, согласно которому anuserate следует понимать как anugata bhavanti (become inherent in). См. [Woods, 1914, с. 108, примеч. 2].

5.1. В санскритском тексте bdhyopakarai)a. Баларама разъясняет: «…Такие, как сыновья, или скот, или слуги, или кровати, или сиденья, которые не являются «я» См. [Woods, 1914, с. Ill, примеч. З].

6.1. Здесь возможна и другая интерпретация: «Пуруша — способность абсолют­ного знания, буддхи — инструментальная способность видения (darsanasakti)».

6.2. В санскритском тексте соответственно bhoktr — «тот, кто наслаждается» и bhogya — «то, чем надлежит наслаждаться».

6.3. Согласно Вачаспати Мишре, это высказывание принадлежит Панчашикхе. См. также [Woods, 1914, с. 115, примеч. I]. Здесь же сравнение с «Бхагавадгитой» (VI. 41).

8.1. Другой перевод: «на основе памяти о прошлом страдании» (duhkhanusmrtipurva).

9.1. В санскритском тексте svarasavahi, т. е. привязанность к жизни имеет безусловно инстинктивный характер.

12.1. Дж. Вудс отождествляет этот пример, приведенный Вьясой, с фрагментом из «Махабхараты» (V. 17). См. [Woods, 1914, с. 121, примеч. 4].

13.1. В санскритском тексте aniyamdt — «из-за отсутствия неизменности». Согласно толкованию С. Дасгупты, нет уверенности в том, что следствия (плоды) будут обретены в определенной жизни, поскольку потребуется бесконечное время для устранения кармы, уже накопленной». См. [Dasgupta, 1920, с. 108—109].

13.2. В санскритском тексте здесь pradhdnopasarjanabhavena.

13.3. В санскритском тексте ekapraghattakena militvd.

13.4. По толкованию С. Дасгупты, ekabhava означает «одна жизнь», a ekabhavika — «продукт одной жизни», или то, что было аккумулировано в одной жизни. При рассмотрении с этой точки зрения, karmasaya может быть противопоставлена vasana, которые остаются аккумулированными на протяжении тысяч жизней, и созна­ние, «пронизанное» ими, напоминает сеть для рыбной ловли, сплошь состоящую из узлов. См. [Dasgupta, 1920, с. 109—НО].

13.5. Возможен и другой перевод этой фразы: «…до тех пор пока условие прояв­ления (abhivyanjaka) общего действия не сделает его причину (nimitta) плодо­носящей (vipaka — букв. «созревание плода», т. е. следствие)».

13.6. Здесь utsarga — общее правило, a apavada — исключение. 14.1. В санскритском тексте pratikuldtmakam — «то, что противно (противо­положно) природе».

ПАМЯТНИКИ ПИСЬМЕННОСТИ ВОСТОКА

CIX

Серия основана в 1965 году

«НАУКА» ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ ТРАДИЦИОННЫХ ИДЕОЛОГИЙ ВОСТОКА.

Над текстом работали:

Глоссарий-Словарь-Энциклопедия непонятных терминов йоги здесь:

Друзья, о проблемах на сайте, найденных вами ошибках и несоответствиях — пишите в техподдержку: support@openyogaland.com