Когда чаша будет подготовлена — Вселенная нальёт воды.Интервью с Иваном Раджа

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - ytb.png

Смотреть видео

Открытый Йога Журнал

Здравствуйте, друзья! Меня зовут Марина Марси. Мы находимся в виртуальной студии Открытого Йога Журнала, и у нас сегодня в гостях Иван Раджа, аспирант МОЙУ, ведущий заочных спецзанятий магистратуры. Здравствуй, Иван!

— Здравствуй, Марина!

— Расскажи, пожалуйста, свою историю знакомства с йогой, когда это было и что привело тебя в Международный Открытый Йога Университет?

— Начал я заниматься, наверное, по той же причине, что и многие — мне хотелось как-то взаимодействовать со своим телом. Но занятия спортом меня не удовлетворяли, мне хотелось чего-то большего, чего-то мне не хватало в спорте. И я пошёл заниматься йогой в студию у нас в Кемерово. Занимался чисто физически, мне понравились и упражнения, и занятия. Что-то в них такое было, что-то я в них для себя нашёл. И через некоторое время какие-то новые ощущения во мне появились: радость от занятий, послевкусие от них такое интересное. И мне стало любопытно: а что это вообще такое, что это за ощущения, откуда они? И я тогда начал интересоваться йоговскими знаниями и текстами. Нашёл Йога Университет, даже так по счастливому случаю оказалось, что у нас в городе был преподаватель Открытой Йоги, и я начал ходить к ней заниматься. Помимо Хатха йоги, я познакомился с Крия йогой. Мне очень понравилась динамическая йога. И через какое-то время я попал на семинар в Подмосковье, хотя я на самом деле на преподавателя учиться не собирался. Мне нравилось, что я занимаюсь для себя, и меня по-хорошему «пёрло» от этих занятий, было вдохновение, я был на позитиве. Это просто небо и земля, какая жизнь у меня была до этого, когда не было такого инструмента по улучшению своего самочувствия, а теперь он появился, чему я был несказанно рад. 

Я познакомился с ребятами и преподавателями. Они мне сказали: «Всё, тебе надо преподавать!» А я не знаю, надо мне преподавать или нет, не было тогда ещё уверенности в этом. Говорят: «Подумай, у тебя хороший старт, и надо продолжать. Преподавание углубит все твои знания, все ощущения». Вот тут я, конечно, призадумался. И через какое-то время, конечно, принял решение, что мне надо учиться. Воспринимал всё очень серьёзно, все обязательства, карма-йога отчёты, всю работу. У меня было ощущение, что я заключил договор на обучение и должен ему следовать. Я прямо всё методично выполнял, всё-всё-всё делал. И действительно, увидел очень серьёзные результаты. Обучение углубило мою практику, раскрыло взаимоотношения с людьми. Жизнь, конечно, очень сильно изменилась благодаря МОЙУ, благодаря йоге. Я очень рад, что так развернулась судьба, и я встал на этот путь. Это счастье для меня.

— А у тебя было ощущение, что ты стал настоящим йогом?

— Когда я был на втором курсе, мне предложили вести специальные занятия для заочников. Это было необычное предложение, потому что никто не вёл на втором курсе занятия для заочников. Просто так получилось, что преподавателя нет, и почему-то вот так подумали, что я потяну. И я действительно потянул, и мне это очень понравилось, и всем нравились мои занятия. Я тогда ощутил, что да, я могу, и что в йоге я хотя бы что-то понимаю. Вот с этого момента, наверное, я стал ощущать в себе уверенность, большую уверенность по сравнению с тем, какая была раньше, гораздо большую. И я про себя подумал: «Да, я, наверное, йог, раз мне доверили такое!» Я справился с этим, и все остались довольны.

— Преподавание йоги сильно отличается от процесса обучения. Что для тебя преподавание? 

— Для меня преподавание — это умение донести знание Йоги до другого человека так, чтобы он смог по полной программе самостоятельно им воспользоваться. Когда человек умеет это делать, не просто самореализуется как-то, а преподаёт, и у него жизнь меняется, то меняются также и люди, которым он преподаёт. А не так, что ты преподаёшь, а там уж что с людьми — не важно. Люди должны меняться. У нас в школе есть такой афоризм, что нужно помогать не так, как хочешь, а так, как нужно людям. Вот когда ты можешь понять и ощутить человека настолько, чтобы дать ему именно то, что сейчас ему нужно, а не то, что тебе сейчас интересно — это и есть настоящий преподаватель, потому что тогда ты каждому своему ученику всегда даёшь то, что ему нужно в данный момент. Значит ученик очень быстро развивается, потому что он получает знание нужное, как воздух. Ты ему знание дал, он его усвоил, пришёл за следующей порцией. Ты ему опять даёшь, будь то практика в зале или какая-то теория — не важно. Преподаватель всё это должен чувствовать. Так должно быть. Я считаю, что преподавание включает в себя наставничество, то есть преподаватель должен курировать своих учеников. Не то, чтобы лезть в их жизнь, но, как минимум, интересоваться, что у них происходит.

— Но вот это ощущение, что нужно конкретно в данный момент человеку, не сразу появляется. Оно приходит со временем, с опытом. Бывали ли у тебя такие случаи, когда ты говорил что-то человеку, а потом вдруг осознавал, что он может интерпретировать как-то не так? Как ты это исправлял, или, может, таких случаев не было?

— Были, конечно же, и их было очень много. И вот так как раз я понял принцип, что сначала ты должен выучить шаблон и преподавать именно по этому шаблону до того момента, пока не переоткроешь это знание и не начнёшь его чувствовать на себе. Потому что если ты, не пропустив это знание через себя, начинаешь что-то подмешивать новое, отходить от шаблона, то вообще непонятно, что получают люди. И ты сам запутываешься, и они запутываются. Поэтому я понял, что пока сам не начал чувствовать йоговское знание внутри себя, которое уже само по себе отметает всю шелуху, должен руководствоваться шаблоном, который дали старшие преподаватели, потому что они прошли уже этот путь, они всё знают в этом плане, и эти правила придуманы не просто так. И вот первое время я старался не отходить от шаблона. И действительно, когда я пытался что-то своё привнести, как правило, это было связано с тем внутренним процессом, что у меня шёл, с тем, что мне было интересно. И я пытался к шаблону свой «паровозик» пристегнуть, кому-нибудь что-нибудь ещё дать в довесок. Когда это происходило, я думал: «Вот это я там нагородил, а зачем это человеку было надо?» И потом я понимал, что не надо оно ему было вовсе. А человек думает, раз тебе преподаватель так говорит, значит надо. Конечно, я через это прошёл, старался потом как-то исправить ситуацию. Но, как правило, всё равно получалось исправить ситуацию только в следующих моментах, когда опять возникала такая возможность чем-то помочь. И вот тогда я просто старался максимально близко к источнику, к шаблону, к эталону держаться. Тогда получалось меньше ошибок.

— Расскажи, пожалуйста, какие они, твои студенты, и как они менялись со временем?

— У меня получилось так интересно, что первая группа, которую я взял на втором курсе, была группа Готра. Я занятия в этой группе проводил прямо 4 года, от начала до конца. Я наблюдал, как люди развиваются, как они меняются. Вот видишь, что человеку очень тяжело разговаривать, высказывать свои мысли, он стесняется, а в конце обучения это прямо харизматичная личность, его приятно слушать, речь его льётся, как поток нектара. Очень замечательно наблюдать вот такое становление наших студентов. Потом вторую группу взял, Дхарму, она мне досталась с середины обучения. Два года я у них занятия вёл. У них уже устоявшаяся была структура обучения и преподаватели. Они, может быть, не очень сначала меня воспринимали, но очень быстро у нас завязались хорошие отношения. Они были на верном пути, и закончили мы с ними обучение тоже прекрасно. Это такие сильные личности! И мы с некоторыми из них перешли в магистратуру. И вот сейчас я веду занятия магистратуры и вижу как они ещё больше раскрываются. Мы изучаем уже более серьёзные тексты, всё-таки это магистратура. И я вижу, как они буквально между строк читают, черпают оттуда высшее Знание. Даже на прошлом занятии им сказал, что я им уже не нужен, могу давать им текст и просто слушать. Они сами всё делают, сами проводят анализ, такие интереснейшие, серьёзнейшие мысли говорят, это настолько приятно! Я очень рад, очень доволен своими ребятами!

— А как ты думаешь, чем умный человек отличается от мудрого? Если человек долго учится, он так или иначе умнеет и начинает более глубоко мыслить в целом. Но ведь йога не только развивает интеллект, но ещё и мудрость даёт. Где вот эта грань, и как именно йога развивает человека?

— Йога для меня — это путь сердца. У нас есть сердечный центр, который считается равноудалённым от центра логики, интеллекта и от центра нашей жизненной энергии, от центра ощущений. Я считаю, что мудрый человек — это тот человек, который всё воспринимает с позиции сердечного центра. Потому что если ты интеллектуал, к примеру, и очень много всего знаешь, очень начитанный, у тебя багаж знаний огромный, но при этом у тебя не раскрыт сердечный центр, то это знание будет очень сухим и на самом деле счастья много не принесёт. И то, что ты им будешь делиться с другими людьми, им тоже счастья не принесёт, потому что ты будешь стараться им что-то навязать, блистать интеллектуально, но у тебя не будет чувствительности, ты не будешь чувствовать людей. А когда ты воспринимаешь этот мир сердечным центром, то ты чувствуешь и понимаешь людей. У тебя это на уровне ощущений, ты знаешь, когда нужно применить интеллект, а когда его не нужно применять. И тогда получается, что знание становится благостью для всех, и нет тогда перекоса ни в интеллектуальную сторону, ни в сторону ощущений. Когда разум не развит, ты не можешь высказаться, кому-то что-то объяснить, не можешь вдохновить словами, ведь у нас речевой центр связан с разумом очень тесно. Йога — это серединный путь, это соединение, гармония. И гармония как раз в сердечном центре находится. Когда ты таким образом живёшь, то нет проблем у тебя. Ты, где нужно, применяешь интеллект, а где нужно — нет, где-то нужно и промолчать, послушать другого человека. Ты просто чувствуешь эти моменты.

— Я знаю, что по профессии ты архитектор. Как ты в жизни это совмещаешь — серьёзное занятие йогой, преподавание и свою профессию?

— Да, вот это невероятно, конечно, совместилось в моей жизни, потому что когда я начал заниматься йогой, я уже работал лет пять архитектором. Но всё это у меня шло из-под палки, и постоянно чего-то не хватало, не было чего-то невыразимого, чего-то мне хотелось. Я чувствовал, что что-то есть такое, чего я не знаю и не могу понять, не могу ухватить. И поэтому, чем бы я ни занимался, всё было какое-то неинтересное, да и работал я как-то тоже так, без особого интереса. Когда я начал заниматься йогой, йога меня невероятно вдохновила! И я подумал: «А зачем мне вообще заниматься ещё чем-то кроме йоги? Буду только йогой заниматься». Я тогда и поступил в МОЙУ, потом даже в Москву уехал, там полгода жил и учился очно. Но жизнь начала так интересно разворачиваться, как будто мягко намекнула, может быть, даже с финансовой стороны: «Вот ты бросаешь свою основную работу, а жить-то ты на что будешь? Йогой зарабатывать? Ну, попробуй!» И начала она меня мотать туда-сюда и подвела к тому, что мне не надо бросать свою работу в архитектуре, а надо попробовать теперь в новом качестве снова в неё окунуться. 

И я вернулся в Кемерово, начал работать архитектором, но была большая разница, как я работал до этого и как после йоговской «прокачки». Качества, которые взрастила и раскрыла во мне Йога, позволили мне работать на очень высоком качественном уровне. Прежняя неудовлетворённость жизнью куда-то улетучилась. Я заметил, что на фоне своих коллег я выглядел, конечно, очень уверенно и преуспевающе. Мне начали давать очень интересные заказы, очень интересные и ответственные работы. И с начальством у меня такие хорошие завязались отношения, что мне выделяли время, чтобы я иногда с работы уходил и вёл занятия по йоге. Начальство видело, что я с работой справляюсь очень хорошо, у меня очень высокая степень концентрации внимания, я не отвлекаюсь ни на что постороннее. Соответственно, работу выполняю в разы быстрее, чем другие люди. Конечно, начальство видело такую работоспособность и всячески шло мне на уступки, только работай в том же режиме, не останавливайся. А мне и нужно было. Йога мне невероятно помогла, раскрыла мои профессиональные способности как архитектора.

— Я знаю, что со временем тебе захотелось больше йоги привнести в архитектуру, а в йогу добавить архитектуру, и это вылилось в проект Шри Трипуры. Расскажи, пожалуйста, об этом проекте!

— У меня была мечта, которая родилась ещё когда я был только архитектором и только начал заниматься йогой. У меня возникла идея, что неплохо бы создать такое место, здание интересное, которое бы в себе соединило все современные архитектурные разработки и йоговскую составляющую. Я знал, что строились же разные йоговские храмы, ашрамы на основе древнего индийского наследия. Я так думал про себя: «А что если, например, со всеми моими знаниями по архитектуре да на новый лад и йоговский дух ещё добавить, чтобы там присутствовало возвышенное йоговское ощущение». Думаю, круто было бы такое сделать, но, наверное, пока не потяну это. 

Потом, когда я уже вернулся с новыми силами в архитектурную среду, обзавёлся связями и хорошим опытом, то в один прекрасный момент я проснулся с мыслью, что всё — я готов! Я сразу сел за компьютер, включил свою рабочую программу, накидал эскиз. Для меня стало очевидным, что это должна быть объёмная янтра. Я хотел, чтобы это была именно Шри-янтра, потому что мне нравится эта идея богини Шри, богини красоты. Я подумал, что если возьму за основу проекта образ древней могущественной янтры, то какая сила будет в этом проекте! И я начал разрабатывать модель здания. Буквально за полгода я проработал всю проектно-эскизную документацию, и появился проект «Храм Йоги Шри Трипура» — так я его назвал. 

Также невероятное стечение обстоятельств, что я в тот же год поехал на Алтай по местам силы. Я понял, что это просто невероятно мощная земля. И я стопроцентно был уверен, что этот проект нужно строить там. Когда эта идея у меня появилась, в моей жизни возник совершенно замечательный человек — Зоя (хранительница традиций Алтайской культуры, член попечительского совета проекта «Храм Йоги Шри Трипура на Алтае». Прим. ред.), которая просто предоставила мне участок для этого храма. Когда мы туда приехали, я понял, что проект должен быть реализован именно там. И такой момент был интересный, мы думали, как храм там расположить? Надо этой стороной на север, этой — на юг по всем канонам. На участке есть гора довольно высокая, когда мы туда поднялись осмотреть место, то увидели, что прямо посередине участка ровный четырёхугольник, немного развёрнутый, прямо под храм. Мы задумались, что это за четырёхугольник-то такой, как такое может быть? Как будто кто-то показал: вот так нужно храм поставить именно здесь. Спустились, а это место, оказывается, представляете, покрыто полынью. Выросла она вот так вот и всё. Все сомнения, если какие-то и были последние, развеялись. Таким образом родился проект «Храм Йоги Шри Трипура на Алтае».

— А на каком этапе сейчас находится строительство? С какой целью был задуман этот проект?

— Цель создания такого храма в том, чтобы человек, пусть даже он будет не знаком с йогой, пусть он будет какого угодно вероисповедания и нации, попал, зашёл в этот храм. Не нужно ему ничего знать особенного, не нужно ничего учить, просто зайти в этот храм. И сама атмосфера храма, его геометрия, наполненность, которую мы вложили в него во время строительства — будет трансформировать человека невербально. Человек попадает в храм, находится там, и вся атмосфера, энергетика места пропитывает его, и в это время человек интуитивно начинает понимать высшие принципы. Поэтому мы придумали аллею Простирания, по которой человек должен пройти четыре километра, прежде чем попадёт в храм. Четыре километра, представляете! Это не хило так. Эта аллея Простирания — неотъемлемая составляющая этого места. Ведь человек может приехать с сумбуром в голове, кучей мыслей с дороги и должен очиститься. Это должно быть своего рода паломничество. Но как это сделать, чтобы и не надо было далеко идти, и можно было бы потом сразу же попасть в храм? Вот для этого как раз аллея Простирания — она проходит по периметру участка и имеет общую длину четыре километра. Пока человек идёт, он воспринимает архитектуру храма, которая по-всякому сверкает и блестит, и природу вокруг. Это будет сразу же очищать его восприятие. И когда он к храму подойдёт, он уже будет отчасти готов. А не так, что с дороги залетел внутрь, ничего не заметил и улетел.

— Чемоданы поставил и пошёл в столовую.

— Да-да-да. А так нет, он уже подготовлен и зайдёт уже с другим восприятием. И всё ему будет уже по-другому открываться, и внутри, конечно же, будет идти серьёзная трансформация. Вот это самая главная идея проекта. Когда туда будут приходить люди отдыхать, очищаться, воспринимать все практики, которые там будут проводиться, кушать — всё будет совсем по-другому! Всё будет направлено именно на то, чтобы человек постигал законы природы. Да, там у нас задумано кафе «Времена года», когда ты идёшь по кафе, сезоны в оформлении меняются. Сам храм имеет семь уровней по принципу устройства живого существа. По сути это тело богини Шри. И всё задумано по этим законам — Центральный канал, второстепенные каналы, чакры. Семь чакр — семь уровней. Всё это заложено в проект. И даже если ты этого не знаешь, когда ты просто пребываешь в этой среде, ты этой гармонией хочешь не хочешь, а пропитаешься. Я думаю, что вот это основное. Людям просто будет там хорошо. Это самое главное — чтобы туда люди приезжали со своими проблемами, а уезжали вдохновлённые, трансформированные, открытые и счастливые. 

— Какова твоя роль в этом проекте?

— Моя роль — это всё построить, это огромная работа. У нас есть проект, есть земля, и мы сейчас собираем деньги на строительство, это достаточно внушительная сумма. А также все разрешения, вся эта организационная работа тоже не быстрая. Мы движемся вперёд когда-то побыстрее, когда-то помедленнее. Дай Бог, что в ближайшее время начнём строительство.

— Есть ли сложности с реализацией проекта, в чём они заключаются и что, на твой взгляд, может способствовать ускорению вот этого процесса?

— Сложности всегда есть. Мы это воспринимаем как течение определённых событий. Идея у меня эта возникла, я думаю, неспроста, значит, этот проект должен быть построен. Только вопрос: когда? Когда нужно будет, тогда и будет, вот и всё. Поэтому мы не напрягаемся. Мы собирались выйти на сбор средств через краудфандинг, это специальная интернет-площадка по сбору средств. Мы полностью подготовили эту площадку, зарядили её, но тут в мире возникла ситуация с кризисом. Поэтому мы на самом деле рады, что не вышли. Это могло нам помешать, потому что явно никому не будет дела ни до какого проекта. И вот так получилось, что пока немного всё приостановилось. Значит, так и надо, мы проведём другие организаторские работы, над проектом ещё поработаем. И я уверен, что когда всё созреет, когда чаша будет полностью подготовлена, тогда Вселенная туда нальёт воды. Найдутся ресурсы, и всё получится. Мы двигаемся с разным темпом, как получается.

— Ты представляешь себе то время, когда в Шри Трипуру будут приезжать люди, ищущие духовного развития? Какими они будут? Как и где они будут прогуливаться? О чём они будут разговаривать?

— Да, конечно, представлял. Внутри меня как бы отдельный мир живёт, и я постоянно это представляю, это приходит само. У нас есть группа на сайте ВКонтакте с нашим храмом, и я даже выписывал туда один день моё виденье жизни Шри Трипуры. Я создал видеоролик, где видно всё благоустройство, территория, что там на территории происходит, как там люди гуляют, передана атмосфера и обстановка. Конечно же, я всё это представляю. Люди будут совершенно разные туда приезжать. Я думаю, будет интересно приезжать и каким-то возвышенным Учителям йоги и просто преподавателям. Мы будем открыты для разных творческих направлений, связанных с музыкой, с любым творчеством. Это будут и аскетичные практики: у нас даже задумана в храме пещера самопознания, где человек неделю живёт без света, без общения, его только кормят. Некоторым это необходимо, чтобы просто погрузиться во внутреннюю тишину и совершить духовный рывок. Поэтому я думаю, что когда всё построится, это будет очень крутое место, в которое будут съезжаться люди со всего мира. 

— А подразумеваются ли там какие-то занятия либо пространство для развития детишек? Ведь, наверняка, туда будут приезжать люди, у которых есть дети. 

— Безусловно, это будет так. Мы даже разговаривали насчёт этого с Александром Сурья, который ведёт йогу для детей. Безусловно, люди будут приезжать туда с детьми, будут организованы специальные площадки для детей, чтобы дети находились среди йогов, пропитывались этой атмосферой. В потенциале можно будет создать детский сад и даже школу для того, чтобы дети в этой среде росли. Они будут на совершенно другом уровне входить во взрослую жизнь, подготовленными, с принципами Доброты и Здравого смысла, которыми пропитана вся йоговская среда.

— А у тебя есть дети? 

— Да. У меня вот буквально недавно родился сынулька.

— Поздравляю!

— Спасибо! Я очень рад этому. Это такое чудо!

— Когда мы ещё только готовились к интервью, ты сказал, что очень любишь вопросы.

— Я очень люблю вопросы!


— Я приготовила для тебя блиц-опрос! Я буду задавать вопросы, а ты постарайся отвечать на них быстро и коротко. Договорились?

— Давай!


— Самая сложная для тебя асана?

— Шавасана.

— Самая сложная тема в обучении?

— Не знаю, нет сложных тем.

— Храпишь ли ты в Шавасане?

— Нет! Ни разу не храпел.

— Выгоняют ли тебя родные спать во время карма-йога работы?

— Спать? Нет, нет. На самом деле мои родные очень ценят мою карма-йога работу. Они видят, как она меня меняет, и они очень радуются.

— Когда ты последний раз левитировал?

— Давно!

— Что настоящий йог должен есть на завтрак?

— Кашу.

— Кем ты был в прошлой жизни?

— Плохим йогом.

— Твоё самое ярко выраженное качество?

— Радостность!

— В какой асане открывается третий глаз?

— В Сиддхасане.

— Продолжи фразу: я хорошо умею…

— Я хорошо умею готовить кашу.

Что ты никогда не захочешь сделать?

— Убить человека.

— Сколько раз ты сдавал экзамены во сне?

— Очень много раз. Я плохо учился, поэтому меня это преследует до сих пор.

— Что делать, если Абсолют тебя игнорирует?

— Продолжать стучаться!

— Спасибо тебе за ответы! Это были вопросы от наших читателей.

— Классно!


— Я благодарю тебя за искренность, открытость, за уделённое нам время. В завершение пожелай что-нибудь нашим читателям, зрителям и слушателям.

— Желаю постоянства практики! Но на самом деле это самое главное, потому что какие бы у вас ни были сложности на пути, практика вас проведёт через всё-всё-всё, и вы обязательно достигните успеха! Поэтому практикуйте, занимайтесь постоянно, и вы достигните всего, чего хотите. Обязательно! Я в этом уверен.

— Спасибо большое, Иван! А я напоминаю, что в гостях у нас был Иван Раджа. Меня зовут Марина Марси. Если у вас возникли какие-то вопросы в редакцию журнала, пишите, пожалуйста, нам по адресу openyogajuornal@gmail.com. И до новых встреч! Пока!

— Пока! Спасибо!

Интервьюер: Марина Марси

Набор текста: Алина Королёва

Редакция: Мария Гаятри, Мирра, Евгения Агни

Главный редактор: Анастасия Андрейченко

Куратор проекта: Керигона

ITEMPUnivercity

Автор:  

Открытый Йога Журнал — проект Открытой йоги. Проект существует с 2015 года. Из трёх человек, стоящих у его истоков, команда значительно выросла и теперь в ней трудятся уже более 30 человек, не считая многочисленных авторов. Статьи написаны студентами и вольными слушателями Открытой Йоги. В них затронуты темы, изучаемые в МОЙУ, и раскрыты они максимально простым языком с жизненными примерами, цитатами великих личностей и определениями из различных областей деятельности. Журнал непрерывно расширяется. Если Вы хотите поделиться Бхавой и своими открытиями в йоге, а также если у вас есть предложения и любые вопросы, пишите по адресу: OpenYogaJournal@gmail.com