ЙОГА-ИНТЕРВЬЮ: О важности проходить жизненные экзамены с йоговской гармонией. Интервью с Ольгой Ума

  • У меня было много внутренних шаблонов, которые с учёбой в МОЙУ менялись и разрушались, а на их место вставали наши Принципы йоги
  • Как наставница помогла не бросить обучение
  • У каждого свой путь к преподаванию йоги
  • Преподаватель должен «не давать рыбу, а научить пользоваться удочкой»
  • В жизненной ситуации, когда тебе никто не может помочь, только внутренний стержень тебя держит
  • Освоить IT — это как накачать мышцу, но для начала нужно просто принять
  • О том, как работа в IT ведет к расширению свободы
  • Доверяйте ощущениям, и тогда всё будет даваться без усилий легко, как в танце!

Открытый Йога Журнал

Всем здравствуйте! Меня зовут Анастасия Андрейченко,  я главный редактор Открытого Йога Журнала. У нас сегодня в нашей виртуальной студии журнала замечательный человек, магистрант, выпускник группы Дхарма Ольга Ума. Оля, привет!

 — Привет!

Для начала расскажи, как ты попала в йогу, и почему ты решила обучаться в МОЙУ.

— Моё поступление в МОЙУ отчасти было делом случая, но отчасти было и неслучайным. Я поступила в МОЙУ, когда уже достаточно долгое время занималась йогой — лет пять ходила по различным фитнес-залам и имела года три-четыре более глубокой личной практики. У меня уже был опыт одного года преподавания и несколько лет хорошей практики Кундалини йоги, как я тогда предполагала. Но сейчас, со временем, выяснилось, что это была больше Крия йога, нежели Кундалини. Мне казалось, что мне будет легче, раз у меня такой большой опыт. По факту это мне мешало, потому что у меня было много своих внутренних шаблонов, которые постепенно, с учёбой в МОЙУ, менялись и разрушались, а на их место вставали наши Принципы йоги — такие простые, понятные, очевидные, вместо всех этих заблуждений, которые вокруг нас есть, о том, что йога — это когда ты ко всему равнодушен или когда определённым образом умеешь сидеть или конкретные асаны выполнять. Вроде как вот это йога, а всё остальное — это не она. Когда я пришла в МОЙУ, наконец-то поняла, что такое йога. Это стало одним из моих самых главных обретений.

А почему ты решила пойти в магистратуру?

— В магистратуру я решила пойти по двум причинам. Во-первых, у меня было совершенно чёткое понимание того, что я хочу продолжать преподавать. На тот момент, как и сейчас, у меня не было возможности преподавать, но я понимала, что хочу быть преподавателем. Второй момент — абсолютно эгоистичный, человеческий: я не хотела из этого всего вылететь. Это непростой процесс, когда ты совмещаешь работу с учёбой и думаешь: «Четыре года завершилось. Можно отдохнуть годик и потом продолжить дальше в магистратуре заниматься». Саша Тата, мой наставник, вовремя меня поймала и сказала: «Нет, ты сейчас бросать ничего не будешь, потому что если ты сейчас остановишь этот процесс учёбы, то совершенно точно вылетишь и потом не вернёшься». Она прямо настояла на том, чтобы я в магистратуре осталась, хотя я её всячески уговаривала, что год отдохну и вернусь с новыми силами, сейчас я выдохлась, уже ничего не хочу, давай всё-таки я сделаю перерыв. Но она настояла на продолжении обучения. Был у меня непростой момент с магистратурой, потому что не все «хвосты» были закрыты.  Моя огромная, глубокая благодарность за то, что меня оставили.

Ты уже три года учишься в магистратуре. Сейчас не жалеешь, что всё-таки тогда приняла такое решение сразу после бакалавриата пойти в магистратуру?

— Нет, абсолютно не жалею. Единственное, что за эти три года я действительно поняла, что у всех очень разный путь в преподавании. На тот момент у меня было много сомнений. С одной стороны, у меня были угрызения совести. Среди моих однокурсников были те, кто начал преподавать на первом курсе, а у меня этот опыт уже был, когда я пришла, но вот сейчас я не преподаю, хотя уже четыре года обучения завершились. На эту тему у меня были очень серьёзные внутренние терзания.  Я пришла к тому, что мы действительно проходим все свой путь.  Сколько я общалась с теми, кто меня наставлял, с теми, кого я наставляла, у всех очень разный ритм и очень разная история, как мы пришли в МОЙУ, как в дальнейшем начали или не начали преподавать. Здорово, когда это всё гармонично и человек не в плену своих шаблонов находится, когда он не пытается следовать общепринятым канонам, а находит внутренний ритм, внутреннюю гармонию и понимает, что в данный момент может начать преподавание. Для кого-то этот период наступает рано, очень быстро они в себе начинают чувствовать силы, и, наверное, это во многом зависит от того, какое у человека окружение, от наставников, от возможностей. У кого-то возможность преподавать приходит позже. Здесь главное, чтобы это чувство не было навязанным, что вот мне надо преподавать.

Ещё раз повторюсь, у меня очень долго были терзания на фоне того, что я не начинаю активно преподавать, по-прежнему держу фокус на работе, стягиваю туда больше своих сил и внимания. Йога для меня не остаётся на втором плане, она всё равно на одном из первых, но преподавание сюда не входит. Хотя я совершенно чётко понимаю, что  вижу себя преподавателем в более взрослом возрасте, несколько позже. Для меня сейчас очень важно не потерять связь со школой, с единомышленниками, потому что мне знакомы периоды, когда она в какие-то моменты обрывалась, и насколько это было непросто. Это как нехватка йоговского «кислорода» .

Да, знакомое чувство. Ты сказала, что в течение года преподавала до поступления в МОЙУ. Твоё представление о том, какими должны быть преподаватель и само преподавание йоги, изменилось? 

— Очень сильно! Я тебе даже больше скажу: сам факт того, что моё преподавание закончилось, был связан с тем, что я начала учиться в МОЙУ.  Тот стиль преподавания, который у меня был, стал очень сильно конфликтовать со знаниями, которые я получала в МОЙУ. Какое-то время я ещё, как паровоз, ехала по тем рельсам, к которым привыкла. Постепенно я поняла, что уже не могу так преподавать, потому что больше не верила в концепцию, по которой преподавала, что йога это про то, как определённую позу принять или высокодуховные разговоры разговаривать.  Такие шаблоны у меня были, я по ним жила, меня так научили. Я понимаю, что за этим ничего не стоит, это как стены, у которых нет фундамента. И постепенно они осыпались, и всё. Я не очень сопротивлялась этому процессу, потому что понимала, что действительно уже не верю в принципы, по которым начинала преподавать. Внутри меня только сейчас начинает расти понимание того, что же нужно вкладывать в занятие, когда ты идёшь преподавать людям. Поэтому у меня возник внутренний конфликт, и я поняла, что мне будет сложно совмещать работу, такое преподавание и учёбу. 

Я просто завершила преподавание, поняла, что вернусь к нему, когда оно внутри меня созреет, появятся прочные опоры, понимание того, с чем нужно приходить к людям на занятия.

А чем для тебя является эта опора? Что для тебя самое важное, на чём можно построить все асаны и мудрые разговоры? 

— На самом деле, словами выразить это очень непросто. Когда мы приходим на занятие, мы всего лишь проводник, этакая труба, через которую идёт Высшее, и не надо фантазировать на тему того, что это мы такие замечательные. Наша задача поддерживать с Высшим постоянный контакт, приходить и приносить это на коврик. Выдавать то, что есть. 

Какие моменты меня смущали очень сильно, когда я начинала своё преподавание до МОЙУ? Это то, что люди постепенно подсаживались на йогу. Когда они приходили на йогу, у них были какие-то свои горести, печали, жалобы, а тут им было хорошо, но потом они возвращались к обычной жизни. Они ходили от занятия к занятию, но внутри них не появлялась внутренняя опора, которая бы позволила им самостоятельно расти и справляться со сложными ситуациями. Они приходили на йогу подпитываться. Мне, как преподавателю, хотелось не давать им рыбу, а научить их ловить своей удочкой, чтобы со временем, приходя на занятия, они сами понимали, как им со своей жизнью, со своим телом работать, и чтобы для них моё занятие служило больше для поддержания баланса, чтобы оставаться на волне, не терять равновесия, чтобы они внутри себя день ото дня могли чувствовать эту опору, найти в себе высшее «Я». 

Та йога, которой я занималась до поступления в МОЙУ, этого не давала. Я достаточно много занималась, и даже сама себя потом поймала на ощущении, что просто хожу от занятия к занятию. То есть мне хорошо на йоге, я на драйве выхожу с занятий и погружаюсь обратно в  обычный мир, из которого и пришла. Но это состояние какое-то линейное, то есть внутри ничего не меняется. Этот момент меня очень смущал, пока я не пришла в МОЙУ, пока не узнала про Принципы йоги, Аксиоматику. У меня не было внутренней опоры, чтобы в любой ситуации чувствовать себя стабильно.

Как ты вышла на это? Может через какие-то практики, конкретные упражнения или какая-то мысль из курсов тебя навела на это ощущение Высшего, которое ты теперь можешь в себе поддерживать? Какой совет можешь дать начинающим практикам? 

— У меня, наверное, будет не самый бхавный ответ. Я считаю, что человеку надо как следует задолбаться. Я встречала людей, которые никогда особо с йогой не сталкивались, но у меня было полное ощущение того, что они живут по йоговским законам. Они счастливы, внутри них всё гармонично. Совсем немного таких примеров, но я искренне за этих людей радовалась. Думала: «Как вы прекрасно в своём блаженстве живете! Даже не зная о существовании Йоги, вы уже живёте этими принципами!»

У многих людей, я предполагаю, как и у меня, этот путь шёл от противного. Мы в своё время запутались в жизни: физические наши представления о мире нас не поддерживают, материальные ощущения нас не греют. Мы какое-то время можем существовать, но потом приходят у каждого в разные периоды какие-то личные трудности. Они приводят к тому, что ты понимаешь, что всё это не работает, мир не такой. Ты либо с ума сойдёшь, либо наконец поймёшь, как он устроен. Общество на тебя сваливает огромное количество разных шаблонов, рассказывает, как тебе жить, а ты понимаешь, что это всё не работает.  Это люди сами себе придумали, сами себя уговаривают, что это так.  Но эти законы глубже. Период до МОЙУ у меня был очень кризисным, я буквально разочаровалась в йоге.  Я столько насмотрелась на всяких «фриков» от йоги, у меня было полное ощущение того, что Йога  равно люди с большим количеством странностей. Я видела столько негативных примеров людей, которые говорили, что они йогой занимаются, благодаря этому они такие. Я такой быть не хотела.

Но несмотря на большое количество сомнений и страхов, зачем я опять в это погружаюсь, внутри всё-таки было понимание, что дело не в йоге, а в людях. Все их странности, все негармоничные проявления — это их собственная карма, жизнь, к йоге не имеющая никакого отношения. Это чувство, как внутренний компас, говорило о том, что надо искать. Люди просто заблудились, не так поняли учение Йоги.  Есть ядро знания, его надо нащупать, найти прежде всего внутри себя. Меня это чувство не отпускало, оно-то меня в школу и привело.

 — Тот, кто ищет, тот найдет!

 — Точно!

— Это ощущение внутренней опоры, высшего «Я», в обычной жизни тебе помогает? В работе, в личной жизни, в отношениях с окружающими? Как оно способствует гармонизации твоей жизни?

— Я сейчас вообще не представляю, как можно без этой опоры жить. Проходило время, и мне казалось, что ничего во мне не поменялось и нет никакого прогресса. Но, оглядываясь назад, я сейчас искренне не понимаю людей, у которых этой опоры нет, нет ощущения высшего «Я». Как они живут? Хотя мне для того, чтобы эта опора была твердая, монолитная, ещё очень много работать. В жизненной ситуации, когда тебе никто не может помочь, никто не может поддержать, только твой внутренний стержень тебя держит.

Получается, что йога вышла за пределы коврика и вся жизнь теперь стала йогой?

— Я немного не совсем так, как нас учили, постигала йогу, потому что у нас изначально был посыл, что мы сначала практикуем, а потом постепенно со своего коврика на личную жизнь начинаем йогу распространять. У меня изначально было огромное желание, чтобы йога была прежде всего именно в жизни. Мне не так было важно, сколько я просижу в медитации или смогу ли сделать ту или иную асану. Мне больше важны жизненные вызовы, их преодоление. Когда у меня личные и рабочие моменты возникали, именно тогда я хотела все наши йоговские мудрости использовать. Я видела, что многие одногруппники фокус держали на практике на коврике, а для меня было большим позитивом, когда я в обычной жизни могла проявить себя как йог, свои жизненные экзамены могла пройти с йоговской гармонией. Для меня это более ценные победы.

— На самом деле настоящая жизнь начинается как раз за пределами коврика, когда ты сталкиваешься с хамом в магазине, с недовольным начальником. В МОЙУ существует идеология совмещения: мы не замыкаемся исключительно на трактатах, асанах, а постоянно стараемся шагать в ногу со временем. Одним из ведущих направлений в МОЙУ стало IT. Насколько я знаю, твоя карма-работа была связана с этим направлением. Как ты вышла на IT? Это получилось случайно, потому что такая карма-работа подвернулась или это твоя профессия по жизни?

— Это, на самом деле, моя профессия, в IT я со школы. Сейчас ещё будет одна волна бхавы и благодарности Вадиму Валерьевичу.  Когда он активно начал продвигать у нас это направление, я просто ликовала, для меня это был ещё один прекрасный канал связи со школой. Сердце моё пело! Все его слова о том, насколько важно сейчас быть грамотными в этой сфере, мне очень отзывались. Когда он говорил о том, как сложно этот момент сейчас продвигать, я всем сердцем была с ним. Многие студенты, в большей степени старшие, сопротивлялись. Тем, кто помладше, я думаю, всё это более очевидно. 

Всё то, что сейчас на пике, знания каких-то программ, навыков, года через два-три будет абсолютно неактуальным. Надо научиться жить в этом бешеном темпе. Самое главное, что нужно в голове перестроить, это то, что мир стремительно ускоряется. Компьютерная грамотность, которую Вадим Валерьевич так активно пропагандирует, заключается не столько в том, чтобы знать какие-то определённые программы. Она в полной перестройке своей головы. Нужно очень быстро обучаться, знания начинать реализовывать в работе, в карма-йоге в том числе. Не тратить время на то, что «мне сейчас это не нужно, сейчас тут хорошо поучусь». Нет, этого времени больше нет. Всё так стремительно меняется. Нужно обучаться и тут же знания реализовывать, потому что пройдёт год и от них следа не останется. Вот это самая главная перестройка. 

Хотя IT — это моя любовь, я очень этим пропитана, даже мне это ускорение даётся непросто. Чем старше, тем ещё сложнее.  Это очень важный навык, это надо накачать, как мышцу, а для начала просто принять. Надо втянуться, и потом становится намного проще. Людям, которые это примут, легче адаптироваться в жизни и работе, потому что самое главное сопротивление — внутреннее. Мы сами себя убеждаем, что мы с чем-то не справимся, чему-то не сможем научиться, что это не для нас, а для кого-то очень умного. Нет, просто надо начать делать.  Очень много сил уходит на то, чтобы преодолеть внутреннее сопротивление, что компьютерная грамотность или освоение какой-то профессии — это очень сложно, это всё не для меня и так далее.

— Мне кажется, здесь начинают работать методы Раджа йоги: переломить шаблоны своего разума, инертность, эго, которое цепляется за старые представления о себе, и поддаться потоку энергии. 

— Да, мы столько сил тратим на то, чтобы в голове эти шаблоны сломать! Больше всего кажется, что это что-то не моё, нужно делать что-то другое.  

Получается, что сфера IT несколько суховата. Это всё-таки из области разума, логики.

— Я сейчас поспорю с тобой!

— Давай спорить, потому что я с IT никак не связана и сейчас, наверное, говорю шаблонно, поэтому с удовольствием услышу противоположное мнение.

— Я тебе немного расскажу о том, что для меня IT. Есть представление о том, что это сфера интровертов, людей, которые особо не любят разговаривать. Может быть, отчасти это так, и, наверное, даже во мне это есть.  Но для меня IT — это огромная свобода работать там, где я хочу, заниматься тем, что я люблю, потому что я могу и с коллегами пообщаться, обсудить какой-то проект, и в то же самое время сесть за компьютер поработать, когда меня никто не трогает. Эта свобода в том, что у меня постоянно меняются роли, при этом не нужно постоянно быть в роли «говорящей головы» и что-то одно делать. В этом для меня выражается свобода. 

Сейчас у меня период внутренней перестройки. Я очень много лет работала на фрилансе, в любой момент могла взять ноутбук и пойти, куда хочу. Могла начать работать рано утром, поздно вечером, когда мне удобно. Сейчас я вышла в офис, сфера осталась прежней, но я перешла из фриланса на пятидневку. У меня происходит серьёзная перестройка на протяжении более года. Всё равно для меня IT остаётся очень свободной сферой. Основная моя профессия связана с сайтами, с их работой и продвижением. 

Когда я начинала заниматься сайтами, не было ещё как таковых соцсетей. Для меня был просто космос, что я сижу за своим компьютером, создаю сайт, и можно ввести адрес, и человек из любой точки мира увидит то, что я сделала. Для меня это была настоящая свобода: у меня есть только один компьютер, и я могу сделать свой проект, могу сделать целый сайт, интернет-магазин одна, и мне для этого никто не нужен. Очень много профессий требуют быть в связке с кем-то, когда ты выполняешь только одну часть работы, ты как винтик, и, если нет коллектива, ты процесс до конца не доведёшь. IT в этом плане даёт гораздо большую свободу и очень много знаний, позволяет тебе одной сделать полноценный проект, создать сайт, презентацию или программу, то есть завершённый продукт в одно лицо, а не в команде. Если какая-то нужна информация, если я чего-то не знаю, интернет даёт мне знание обо всём, недостающие кирпичики.

А если у человека какая-то профессия, которая требует мастерства, многолетнего опыта, он остаётся в этом коридоре. Если, не дай Бог, изменится как-то ситуация, и его профессия потеряет актуальность, он останется в «вакууме». Если, например, он работает на предприятии и предприятие закрылось, нет похожего предприятия, то он остаётся без работы, без любимой профессии.  В этом плане для меня это большая несвобода и риск. 

IT — очень гибкая сфера, я могу сидеть в деревне, а работать в международной компании, если этого хочу. Это для меня настоящая свобода, в том числе в коммуникациях. Если ты интроверт, ты можешь эти коммуникации выстраивать удобно для себя, переписываться или созваниваться, когда тебе удобно, а не так, что ты приходишь на работу и тебе нужно обязательно общаться с коллегами, потому что нет другого выбора.  Многие IT-профессии дают больше свободы, это более комфортные коммуникации, более гибкий график.  И самое классное, что ты быстро видишь результаты работы, вот поэтому IT — это моя любовь со школы. Свой первый сайт я сделала, когда была на первом курсе университета. Это был спор с моим преподавателем, я прогуливала занятия и сделала сайт, чтобы мне зачёт поставили. 

Получается, что IT — это самая йоговская специальность, дающая свободу?

— Да, правда.  Многим кажется, что в IT царит сухой разум. Нет, очень многие задачи в IT надо решать творчески. Когда пытаешься в лоб их сделать, что-то не идёт у тебя, всё как-то тяжело, надо включать творчество, лёгкость.  Когда есть сочетание логики и творческого подхода, получаются самые интересные проекты.  В IT сам процесс работы проходит легко, и обучение идёт интересно, когда ты на всё это смотришь не с точки зрения, что «надо копать отсюда и до заката», а творчески подходишь к каждой задаче. Тогда действительно получается что-то интересное.

Я посмотрела другими глазами на IT, спасибо! Я знаю, что ты занималась танцами или сейчас тоже занимаешься? 

— Сейчас у меня перерыв в танцах, но я очень хочу вернуться, потому что это тоже была сторона, через которую я открывала йогу. 

Есть танцы, а есть Рита йога, у них много общего или всё-таки больше различий?

— Смотря какие танцы. Когда я пошла заниматься, совершенно чётко понимала, что особой Риты не будет. У нас были достаточно хорошие физические тренировки. В какие-то моменты, когда была возможность, я Риту себе позволяла, настраивалась на неё.  Но всё равно понимала, что это большой коллектив, что мы, например, готовим постановку, нас больше 20 человек. Это для меня был по большей части аскетизм, то есть я прямо себе такой челлендж устраивала: вот здесь моя задача выстоять постановку полностью, всё то, что перед нами хореограф ставит, выполнить. Для меня это достижение, определённая внутренняя аскеза. Но через эти занятия Рита йогу я в себе переоткрыла, когда просто оставалась один на один с собой. У меня до сих пор хорошую часть моей ежедневной практики занимает Рита йога, когда я в своём ритме танцую. 

К ней я как раз пришла именно через занятия танцами. Когда была маленькая, у меня совсем был небольшой танцевальный опыт. И серьёзно заниматься я начала только после 30 лет. Для меня это было огромное открытие, что, оказывается, я элементарно не натанцевалась. Я с удовольствием ходила на занятия, мне было одновременно и непросто, и очень кайфово. Может, если бы я была маленькой, у меня прошли бы все эти конкурсы, выступления, волнения, я бы всё в себе перекрутила-перевертела, и сейчас бы это было не особо нужно. А тут я открыла, что, оказывается, обожаю танцевать, что для меня это огромный источник вдохновения и какая-то особая сторона практики, которая меня переоткрывает. Это очень круто в таком возрасте, когда ты думаешь, что тебя уже много открытий не ждёт, а тут берёшь и переоткрываешь. 

Получается, это самопознание: убираешь шаблонные представления о себе и что-то новое о себе узнаёшь. Так здорово!  Я тебя слушаю, Оля, и мне кажется, что вот это «не натанцевалась» ты даже в IT переносишь. Когда ты рассказывала про IT, было ощущение, что ты и в этой области так свободно двигаешься,  как в танце.  Ты та самая Шакти, которая умеет даже, казалось бы, такую скучную задачу с цифрами, наборами кодов, превратить в настоящий танец, энергию, движение. 

— Да, это всё по любви, совершенно точно: что в танце, что в IT процесс происходит в любви, поэтому это всё раскрывает меня. И я раскрываю йогу в этом. Для меня эти процессы смешались, я не могу отделить один от другого. Иногда даже возникает ощущение, что я работаю, но это для меня танец. Или я танцую, и для меня в какой-то момент это становится работой с телом. Одно из другого вытекает, и, когда получается поймать эту гармонию, это скольжение, это просто кайф.

— Бесконечный процесс самопознания — это сплошная Рита.  Так приятно слушать человека, который умеет ценить жизнь во всех её проявлениях, умеет видеть творчество во всём.  Давай завершим наше интервью твоими благодарностями и словами напутствия нынешним студентам, будущим магистрантам и тем, кто только собирается поступать.

— Я, на самом деле, не хочу поименно кого-то называть по одной простой причине: я стольким людям благодарна! Мне не хватит пальцев рук, чтобы перечислить всех моих дорогих наставников, моих дорогих одногруппников, которые меня бесконечно вдохновляют своими поступками, иногда буквально одной фразой, а иногда целой жизнью. Абсолютно каждому из вас я очень благодарна! У меня каждую неделю вдохновение, ощущение того, как здорово, что я в МОЙУ нахожусь, и что это всё не случайно.  Меня действительно сюда привело мое внутреннее Я, и меня не покидает ощущение, что это моё место. Конечно, благодарность моя льётся абсолютно на всех, кто связан с МОЙУ. И благодарность у меня к тем людям, которые вообще ничего про йогу не знают, но абсолютно по-йоговски живут. 

Напутствие тем, кто начинает учиться: обязательно используйте любую возможность! Нам много раз говорили про окно возможностей, что его нужно использовать, и это действительно очень важный навык. Мы иногда носом землю роем, когда чего-то хотим достичь, но очень часто пропускаем, когда нам открывается окно возможностей. Нам кажется, что это окно ещё долго будет и я ещё успею туда пройти. А оно закрывается, и очень долго не открывается потом. Поэтому очень важно не столько рыть землю на пути к своей цели, а эти окна видеть. Когда ты живёшь гармонично и идёшь по пути своей дхармы, ты не копаешь, как на рудниках, путь к своей цели, а он распахивается, как окно, в которое надо просто впорхнуть.

Используйте окно возможностей! Вы сейчас находитесь в «облаке школы», доверяйте ему, доверяйте себе, своим внутренним ощущениям, ищите внутри себя стержень и учитесь ему доверять, чтобы в нужный момент увидеть именно своё окно возможностей, не чьё-то, кем-то навязанное, а именно своё окно возможностей. Начните преподавать именно в тот момент, когда это действительно нужно, и всё тогда будет даваться без каких-то тяжёлых усилий, легко, как в танце!

— Спасибо большое, Оля! Я напоминаю, что с нами в виртуальной студии Йога Журнала была Ольга Ума. Меня зовут Анастасия Андрейченко. Если у вас появились вопросы к нашему интервьюеру или редакции Открытого Йога Журнала, пожалуйста, задавайте их по адресу openyogajournal@gmail.com. Если вы хотите стать преподавателем йоги, приглашаем на наш сайт openyoga.ru, где есть информация о том, как можно поступить и учиться в Международном Открытом Йога Университете на преподавателя йоги. Оля, спасибо тебе за то вдохновение, которое ты нам подарила! 

— Спасибо, Настя!

Интервьюер: Анастасия Андрейченко

Набор текста: Наталья Колесникова

Редакция: Мария Гаятри, Елена Лакшми, Насогма, Инна Шакти

Главный редактор: Анастасия Андрейченко

Менеджер проекта: Евгения Агни

Куратор проекта: Керигона

Автор:  

Открытый Йога Журнал — проект Открытой йоги. Проект существует с 2015 года. Из трёх человек, стоящих у его истоков, команда значительно выросла и теперь в ней трудятся уже более 30 человек, не считая многочисленных авторов. Статьи написаны студентами и вольными слушателями Открытой Йоги. В них затронуты темы, изучаемые в МОЙУ, и раскрыты они максимально простым языком с жизненными примерами, цитатами великих личностей и определениями из различных областей деятельности. Журнал непрерывно расширяется. Если Вы хотите поделиться Бхавой и своими открытиями в йоге, а также если у вас есть предложения и любые вопросы, пишите по адресу: OpenYogaJournal@gmail.com

Добавить комментарий

Вход через:



Ваш адрес email не будет опубликован.